2012
Dec 
22

корабли бутылки

Бретонские ученые догадались измерять силу зимнего шторма числом кораблей, ставших перед нашим домом на безопасную стоянку (Safe Anchorage, мне и самому тут слегка сухогрузно, дни за днями кабельтовы, а неизбежная акула неторопливо самозарождается в трюме (три зеркала и ореховый столик) как мыши в тряпках). Но не обо мне речь, а, конечно же, об экзистенциализьме:

корабли в бутылках

Итак, научно рассмотрим корабли в бутылках, поразглядываем, сидя в жарко натопленной комнате, прихлёбывая чай с ромом и внимательно слушая громкий тик хронометра. После, дождавшись теоретического момента и надев шапки, выйдем из дома туда, где эти все корабли, войдем в ледяной бритвенный ветер, в день, где небо непрозрачно, как захватанное детьми бутылочное стекло, где море жухлое, как слишком много белил на единицу температуры. Вышли? Вошли? Нет? Попробуйте ещё, я чай допью.

ледяной якорь после шторма

Скрип. Снег. Снег скрипит. Заходит однажды Наружа в Нутрь, а там – ничего, всё снаружи осталась, а Наружа-то уже вся внутри, темно, тихо, лишь Сартр с Мамоновым на два голоса, под водку и мандолину: “Внутри Наружи пустота-ааа.. Внутри Наружи жуть и мра-ааак..” – блеснули темные очки в две стороны звёздами, не войду, не выйду, посижу на пороге, а кто не спрятался, я не виноват. Кто спрятался – тоже не я.

 

2011
May 
28

ген похуизма

Раньше это называлось не ген, а “genius”, “гений”, если же спьяну все бутылки на одно лицо, то “gin”, “джин” – дух, помогающий объекту эксперимента проявлять ничилавеческие полотенции к нахождению выхода из стандартного тестового лабиринта или же, в простейшем случае, банана.

Итак, нашим британским ученым удалось выделить Ген Похуизма, отвечающий за легкое танцующее отношение к собственному  разношенному Микрокосму, Жизни, Вселенной  и вообще не важно. Выглядит эта мистическая зверушка не банальным штопором аминокислот, а см. фиг. 1 ниже:

тарантелло, гений похуизма

Фигура 1

Как мы видим, Ген Похуизма является разноглазой велосипедазой, очерченной квазиповторяющейся послеследовательностью неких объектиков неясного назначения и оснащенной хитровыгнутым псевдоклювием, предназначенным для латания отверстий в прокомпостированных участках внутреннего мира поциента. Легкость, изящество туловища и длиннющая шея характеризуют что-то там как нельзя как можно лучше, учитывая окошковидный переплет в геометрическом боку и перманентно разнообразный взгляд. Миленький, да?

p.s. Несколько дней назад я написал хорошее стихотворение. Потом еще одно, нечаянно встал пред почти ровным зеркалом, нахмурил треуголку, увенчал высокое чело и услышал донесшиеся из прихожей колесные позвякивания, клювные постукивания, скрип двери и грустный вздох – то уезжал навсегда мой Гений Похуизма. Смешно – каждый раз это повторяется, год за годом он пытается сбежать от принявшего меня всерьез меня и никак не запомнит, глупое животное – ЗА ДВЕРЬЮ ВИСИТ ЛОВУШКА ДУХОВ! Фиг. два!

ловушка духов

Фигура 2

2011
Apr 
25

неуловимо яблочные кванты

“У мальчика Васи было три яблока, ему дали ещё два. Сколько яблок у него стало?” – с такой-то арифметикой разобрался ещё шведский учёный Карлсон в своём академическом труде “Дом Нахт Кришен Юбер Аллес”, указав на скучную прагматичную иррациональность действий васиных друзей и самого объекта исследования, приводящую к ничтожному и в то же время недостоверному результату с точки зрения внешнего наблюдателя. Это как десяток кошек в пыльном мешке – много шуму, пыли, мешка, соседи подозрительно косятся и в трамвай уж точно не пустят. Гораздо более интересные для нас эффекты неопределенности начинаются в случае, когда у мальчика Васи от одного яблока и меньше – именно там может быть наблюдаем момент, когда яблоко и есть, и его нет, да и не в яблоке дело.

  • “У мальчика Васи не было яблока, он хотел яблоко и ему его дали, но не успел мальчик Вася алчно поднести его ко рту, как яблоко сгнило и юные васины губы лишь хладного праха коснуться успели. Остался Василий дурак-дураком – ни яблока, ни желания, живот урчит, но смысл сего урчания тёмен и загадочен.”

  • “У мальчика Васи было яблоко, он хотел яблоко, он сильно хотел яблоко и насколько бы у него это яблоко ни было, ему все было мало и хотелось, чтобы гораздо в большей степени. Сила васильевской страсти сделала яблоко невосприимчивым ни к мору, ни к гладу, ни к самой смерти, а время огибало душистый плод по хитргиперболической асимптоте, напоминающей чугунную калитку времен торжества арт-деко.”

Как мы видим, коллеги, мальчику Васе в любом случае придется кушать бутерброд с плавленым сырком и маргарином – яблоко абсолютно недостижимо, да и само его существование представляется спорным и неоднозначным. Чтобы внести в наш эксперимент определенную окончательность, понадобится девочка Лена, например. Или девочка Ева.

p.s. Ни в коем случае не следует писать в блог до завтрака! Где мой плавленый сырок?

2011
Mar 
1

…для Емели

“Каждое утро я просыпаюсь и ставлю любимую пластинку группы The Zombies” – ну, не каждое, просто сегодня очень удачный день, чтобы ставить пластинки.
Во все остальные дни векторы гравитационных полей Сатурна и Фаэтона, складываясь в четвертом квадранте созвездия Виночерпия с эфирными эманациями корпускул радиосигнала Александра Попова сразу же стремятся эту пластинку свалить набок, а то и покатить по полу, царапая о накопившуюся звездную пыль.
А сегодня – сегодня просто праздник, стоит и не шелохнется. И это при том, что обычно я ставлю пластинки на довольно скользкий биллиардный шар (номер 11) – это не прихоть, это на удачу и вообще.

Значит, день хороший. Даже если так не кажется, против научных доказательств не попрёшь.

Прилагательная физика

Вот две одинаковые базальтовые коробки (их тут нет, но я делаю вид, что их вижу) – одна наполнена урановыми сердечниками от подкалиберных снарядов, вторая – шариками для пинг-понга. Стоят эти две коробки, как вы можете увидеть внутренним взором, на идеально ровном столе из сплава платины с иридием ПИ-14. Не правда ли, впечатляющее зрелище? И обратите внимание – невооруженным взглядом можно определить, в какой коробке шарики, а в какой наоборот. Ведь правда? Ведь правда..

Теперь рассмотрим второй пример – море, как я говорил, замерзло и в этот лёд вмерзли несколько кораблей. Так вот – ещё позавчера эти корабли плыли, летели, парили, вздымались и прочие живые глаголы. А сейчас они торчат и этот торч тоже заметен невооруженным взглядом. Неприятное зрелище – застрявший корабль, хочется пойти и подтолкнуть плечом. То есть хочется, но не очень сильно – я, пожалуй, перетерплю.