2011
Dec 
3

раннее декабря

золотая нутрь синней наружи

Если вам случалось уснуть в троллейбусе и несколько раз описать элипс вокруг своего города, вы с легкостью опишете и всё остальное. А я не хочу.

Не хочу никаких текстов, просто сосчитать (до одного) доброе, присыпанное ванильным сахаром мороженое утро – я весь как есть народный герой, ушел, не сдержавшись, фотоаппарат выгуливать и этот уход герою ещё чихнётся. Ну да, вернулся, а сонная Динка глядела сквозь двери, еще пара фоток, Wyatt какой-то грустный сегодня и по всему судя мне под плед и градусник. Если Stroh не спасёт, а он старается.

2011
Jun 
4

Tin Hat: котелок забывчивого парикмахера

Есть много, друг Горацио, а хотелось бы поделиться всем и сразу, но здесь и сейчас маленькое и всё в нем помещается плохо – как в маршрутке, а не как в степи или на крыше. Отложим, поэтому, это на потом – потом разное и в нем может хватить места для чего угодно. По крайней мере для (чего угодно минус один) наверняка, а этот один я уже отложил на сегодня:

Tin Hat Trio

Tin Hat Trio

Итак, Жестяная Шляпа, Tin Hat, бывшие Tin Hat Trio – [множество превосходных эпитетов] музыка, которую я ни сном, ни духом, а должен бы найти гораздо раньше. Спасибо хорошему гнуму Ghworin за науку – я немедленно влюбился в эту негромкую, камерную и дико поэтичную мешанину джаза, эмигрантских танго, клезмера и наоборот, цыганщины, кантри-варьете, свингующих шарманок, точильщиков ножей и переулочных, до беспамятства, вальсов.. Да, в этом коктейле я не заметил(?) тоталитарных маршей, но вся живая довоенная музыка с бесконечной нежностью прочитана, перелицована и обернута в подарочную, истертую с краю всеми прошедшими праздниками нотную бумагу интимных дневников музыкантов.

Вальс на небоскребе. Один вальс на согнутом временем небоскребе, неторопливо плывущем по ветру куда-то на запад, где еще лучше и уже нет войны.

Tin Hat ‘2010 “Foreign Legion” – Waltz of the Skyscraper

Вальс на Небоскребе

2011
May 
6

dreaming with a camera

“Мир суетный, тобой пренебрегу, – Пока во сне позавтракать могу!” © сказал поэт и немедленно выпил, а много лет спустя всесильная наука-кудесница безвозмездно предоставила ему возможность и сфотографировать окружающую ирреальность. Это оказалось совсем несложно, куда проще, чем тащить в сон черный телефон – важно лишь не растерять по дороге стеклянные пластины, не споткнуться о треногий штатив и не забыть.. Что “не забыть”? Да что угодно, не помню – какие дышучие в облаках коровы, например. И абрикосовое солнце на дне дня – терпкое, полусухое в тумане.

2011
Apr 
29

сияние над морем

“Сегодня я проснулся, почистил зубки” © и вдруг оказалось, что я всегда знал, издавна помнил об Острове – что лежит он за моим маленьким морем к северу от нашего дома, где-то между Белосарайской косой и птичьим заповедником Седово, лежит себе и не думает просыпаться, а медные шары сияют так, что в ясный день их можно увидеть с моего обрыва (очень редко – и в полночь).

Северное сияние над Азовским морем. Ноябрь 2003 года.

Да, о шарах – огромные такие, яркие баки разных (очень) размеров и хранятся в них звуки – гром весенних гроз, например, в одном из самых больших и старинных. Есть и шары с криками чаек, чпоком шампанских пробок, нашими смехами и даже небольшая, но очень красивая кастрюлька с Кёльнским Концертом Кита Джарретта. Всегда об этом знал, ни на минуту не забывал – с сегодняшнего утра.

А потом, за завтраком (тосты-томаты-кофе-яйцо), открыв утреннюю газету, еще раз удивился – в Остров верилось гораздо сильнее, чем в тупых напыщпыщенных управляющих, жующих на живых людях, чем в многоликих жлобов единственно верных исповеданий, чем в семнадцать миллионов маленьких медуз, свадьбы-разводы, сосули, духовность и постоянный футбол. “А ведь прав был профессор Преображенский!” – воскликнул я, скомкал RSS ленту в журавлика и запустил в окно. За окном, в разрыве цветущего миндаля, в море, сиял Остров – совсем сегодня близкий и тихий (там свои хитрости в звукоизоляции).

Скажете, я всё выдумал? А вот и нет – у тамошнего технического персонала фрачные комбинезоны со множеством кармашков, в каждом из которых единственный, не похожий на соседей камертон. Серебристые тополя… И ещё свекольная икра в обеденный перерыв – разве такое придумаешь?

2011
Apr 
10

обратный отсчёт начат

В году не так много Великих Праздников, всего четыре – Хелловин, Рождество, День Святого Патрика и День Космонавтики. Если с Хелловином и Святым Патриком всё ясно, Рождество тоже можно легко понять, то почему мы с таким подрывом празднуем День Космонавтики – загадка. Может быть, по мнению антропологов и этнографов это можно объяснить высыхательными явлениями в области асфальтовых поверхностей, прекращением погодного кошмара и прочим солярным мотоциклом, но причем к этому земледелию космонавтика? А может и причём – земледельная Земля является идеальной космической планетой, круглой и в вакууме, так что можно весь год, пья алкоголь, капать несколько капель в Космический Графин, иногда добавлять туда шкурки каких-нибудь сферических апельсинов, а потом, ранним утром 12 апреля вскарабкаться на террикон (или любой другой эверест), взлезть чуть ближе к звездам, откупорить заветную настойки и скрипуче шепнуть: “..маленький шаг для человека..” – мол, “весна наступила и птички весне радуются”.

Objects In Spice

Борт Жестянки, Шумовка и Космическая Стопка

(more…)

2011
Mar 
18

twilight gawks

2011
Mar 
16

консервированный я

После продолжительной прохладной осени пришел наконец-то долгожданный весенний я поглядеть – что там в мастерской? А в ней многое – распоясавшиеся тряпки, обпаутиненные метелки полыни висят, кто-то что-то сгрыз, а железяки блестят везде, куда не смогла добраться пыль и непогодой высадило давно разбитое окошко в виноград (которого пока что нет). Лампочки, на удивление, горят, а одна из них, к сожалению, уже догорела. Уютно, но непонятно – что я здесь делал? Что должен делать теперь? Очевидно, вот эту загадочную штуку:

incredible apparatus

..и, как всегда, записки от меня прошлогоднего мне этому, который я теперь:

“Юга нет!” И такое: “Здесь был геркон. И где же он?” (изображено что-то сильно насекомое)

И эпически подробно:

“О, где та маленькая гайка, умеющая совмещать?
О, где отверточная мать? Стань предо мной, посовмещай-ка!”

А я, пожалуй, так и поступлю – кажется, в прошлом году я был неплохим человеком. Попробую побыть им ещё раз, если вспомню как. Карта ещё какая-то на стене..

2011
Mar 
12

лень на пороге страны чудес

Я понимаю, что нельзя все время писать о редкостных музыках, но что я могу поделать, ЕСЛИ МЕНЯ ПРОСТО РАЗРЫВАЕТ от радости и прочих сопутствующих эмоций (как то подпрыгивание по кухне, плясание с Динкой и непозволительно дурацкий смех) – нашел, наконец-то нашел! Ура, одним словом.

Марк Фрай отштамповал свой первый альбом в итальянском отделении RCA летом 1972 года и уже тогда этот винил был хиппанским раритетом – нежный, как кожура спелого сна, дымящий кисловатым ситаром, идущий одновременно во все стороны, но не приходящий ни в одну (потому что забыл, потому что уже следующая песня). И при всем при том – простой и честный, как чемодан Донован, обкурившийся чего-то необычайно летнего и ленивого…

Mark Fry - Dreaming With Alice

Я не объективен, потому, что я – я, но вот песня, которая очень похожа на лето 1991 года в Ялте (только что неслышно подкралась сонная Динка и сказала:”Потому, что это как очень добрый Velvet Underground”):

Mark Fry, 1972 “Dreaming With Alice” – Narrow Streets

(more…)

2011
Feb 
21

Трансатлантика

Три мудрых наивных седых идиота
Оделись как в церковь, уселись в корыто
Не приняв в расчет состоянье погоды
(один догадался взять арфу и ноты)
Отплыли от берега в море открытое

три мудреца в одном тазу

Вокруг бушевали и солнце, и тучи
Резвились русалки, подводные лодки
Всплывали и топли, а был еще случай -
Им встретился город, в тумане плывущий
С оркестрами, паром, со смертью в серёдке

Один мудрец свистнул: "Вот это корыто!"
Другой засмеялся: "Да это же мы -
Стоим за железными стенами скрытые,
одеты как в церковь, побриты, умыты.."
А третий промолвил: "С другой стороны.."

Да, третий изрёк: "..все мы там где нет нас -
(он многое пил, но немного не допил -
"где скрипка - там виски, там кок и компас
но я их не вижу при помощи глаз"
(последний Биг-Бен вдалеке тихо пробил))

Атлантика вилась за рамку картины
Господь со святые внимали Маркони
По небу летели на юг цеппелины
курлыча как совы, но более клином
влачили Нептуна усталые кони

За морем поблескивал Факел Свободы
Святого Петра карантинное чудо -
Манхеттена Нижнего светлые своды
Манили, но кровью окрасились воды
Причем треугольной (поскольку Бермуды)

Один мудрец вынул бутылку и пробку
Другой - три стакана (по ихнему "чаши")
А третий (совсем, между прочих, не робкий,
а наоборот) ухмыльнулся в бородку
и возгласил: "За грехи, бль, за наши!" -

За это дурацкое напрочь корыто,
За эту Атлантику, эту планету,
Где столько намешанно, столько налито,
Что можно быть трезвым (хотя бы для виду),
Но быть мудрецом - никакой силы нету!

		Три мудреца в одном тазу
		Пустились по морю в грозу
		Как сливы лепесток