2011
Apr 
13

оказание неотложных удивлений

Чем замечательны хорошие картины – они никогда не совпадают с памятью о них. То есть на них каждый раз оказывается что-то, чего быть вроде и не должно бы, а что-нибудь, что там точно и всенепременнейше стопудово – куда-то исчезает. Ну, какой бы привести пример.. Пейзаж с Джокондой не совсем то, о чем я.. О! Герника – каждый раз ошарашивает своими маленькими размерами и малофигурностью. “А где же все эти рушащиеся дома, открытые чемоданы на мостовой, старые юнкерсы, бегущая в подворотню дама в растрепанном вечернем платье, мотоцикл, повисший на фонаре из последних сил и несущиеся во все стороны взбесившиеся от ужаса дворовые собаки?” – примерно так удивляюсь я, глядя в очередной раз на это идилическое полотно про лампочку и лошадку. Но стоит отвернуться и за спиной раздаются взрывы совершенно другой картины.
Или вот, иной, но не менее такой же пример – дон Хуан Миро. Внутри закрытого альбома (или каталога выставки), мировские насекомыши с ничиловеческой скоростью лазают со страницы ни страницу, суетятся и зачастую даже запутываются в волокнах бумаги (бумага имеет волокнистую структуру (как вселенная вообще) потому что сделана из тряпок). А теперь, если быстро распахнуть книгу, можно застать абсолютно пустые репродукции с одной-двумя многоножками, полотна, набитые, как маршрутка осенним утром, а самая первая и заглавная буква окажется маленькой девочкой, не успевшей добежать до своей родной страницы. И так далее.

В Бухте Барахте вчера оказались рыбаки, корабль с громкой железякой и пещера в прибрежной скале, в которую мы с Динкой и Чижиком сразу же залезли. И первый в моей жизни Зимородок – уселся на камень перед нами и принялся нырять в море, напевать сквозь зубы (у Зимородков улыбка) негромкие песенки, выныривая с молодыми, серебристыми и, судя по всему, чертовски вкусными рыбками.
А на обратном пути оказались подземные грибы, шарообразные, хрящеватые и пустые внутри, высовывающие на поверхность дыхательное отверстие (настоящие ленинцы поймут о чем речь) – совершенно нездешнее что-то, на ощупь они были похожи на заячье ухо, лысину, ластик и радиоволну.
А уже у самого дома, на обратном пути, вдруг нашлась живописная речка с каменистыми берегами, вся поросшая прошлогодним хмелем и этогодними цветочками – вот не было её там раньше, готов на любой библии присягнуть! Поздним вечером оказалось ещё одно – я, как ни странно, умею пить дешевый итальянский сухарь, трескать гренки и трындеть на темы, одновременно быстренько разбирая до гвоздя, починяя и собирая обратно чижикин цифровик (sic! я сам офигел!), так что в следующие разы можно будет удивления сфотографировать.
Если они окажутся.