2011
Feb 
23

Делать Подарки Деревьям

Когда я был маленьким, чуть больше тумбочки, мою лучшую подружку звали Наталочка. Ей пришлось приходиться мне прабабушкой, но это нисколько нам не мешало, тем более, что у неё было громкое радио, старинное домино, телеэкран, наполненный водой и еще уйма всякой всячины, которая накапливается у человека за время жизни (по размерам кучи мусора, разделенным на его интересность можно легко определить настоящий возраст дамы). Итак, мы дружили, гуляли и играли, например в лото (деревянные бочонки с розовыми цифрами и полотняный мешок – самая правильная разновидность).

Но не только. Одна из наших игр называлась никак, да и не считалась игрой, просто я должен был Делать Подарки Деревьям.

Вот, сыграйте сами, научите детей, заинтересуйте коллег:

  1. Сперва, во время прогулок и просто мимоходом, находилось нужное дерево – груша или орех, гораздо реже ива, никогда не тополь. Мы приходили к этому дереву много раз, подолгу, смотрели на него, решали – то ли оно или не то, можно было даже потрогать кору, но никаких фамильярностей. Ну хорошо, допустим, то. Хотя скорее всего опять ошиблись и нужно искать сначала – даже тогда было легко обознаться.
  2. Дальше, дома, в тепле и, понятное дело, уюте, делался предмет, который иначе, как Подарком не назовешь – он был таким блестящим, брякающим, звонким и сложно запутанным, что и без коробки с ленточкой было видно – это Подарок, ничем другим это быть не может. Использовалось содержимое бабушкиной красной шкатулки с шитьем (стекляные пуговицы, булавки, кнопки, бусины и бисер), но и брякающими штуками, стянутыми у других взрослых, мы не брезговали (я несу ответственность за тот самый пропавший ключ от фортепиано, метрономный грузик, моток трансформаторной проволоки из радио, брелоки и пистолетный патрон (никому не посоветую, оно того не стоит)). Главное – никаких игрушек, бумажек и прочих глупостей, люди мы были серьезные и в подарках не мелочились.
  3. Дальше все было просто – пойти к уже знакомому дереву, скромно шаркнуть ножкой и поместить готовую путанку в дупло, присыпав трухой и листьями, чтобы оно там и осталось. Можно даже камнем привалить – город потому что; в более пустынных местах и на ветку повесить хватило бы. После можно всё – лазать на это дерево, строить на нем дом, украшать его на Рождество канителью – всё. Друзья – с друзей не падают и синяков не набивают.
Время идет медленно, но сильно, все умирают, уезжают, изменяются, забываются, а деревья стоят на тех же местах и ты никогда не один в этом городе – всегда есть к кому пойти, уткнуться, поплакаться или просто молча. Да хотя бы залезть на и выпить бутылку вина – удивленные милиционеры стоят снизу, глазеют на тебя ошарашенно некоторое время и тихо уходят – не их место. Случается, конечно Зеленхоз с его вечной страстью укорачивать ветви, но об этом лучше не думать.

p.s. А забавно, должно быть, это выглядит со стороны: “Мелькание.. мельтешение.. выскочил мальчик.. вот опять.. что-то положил в.. прибежал с двумя и вином.. прискакал плакать.. выпрыгнул с девушкой.. мелькание.. седой и с тростью.. долго нет.. мелькание..”

2011
Feb 
22

воспрепятствовывание оледенению

Все было холодно и плохо, а теперь будет тепло и хорошо.  Ура. И вот что самое приятное в этом уре – оно весьма рукотворно, рукотворнее некуда. DiY!

sea-saving