2011
May 
31

листья на ветер

Всем известно, что письма доставлять нельзя – если вам втретился старый, поросший водорослями и ракушками парусник, если с него спустили шлюпку, она, качаясь, подходит и вам уже заранее известно, что на веслах четыре улыбчивых скелета, а на руле – пятый, в остатках неузнаваемой капитанской формы фуражки и хриплым голосом каркает что-то иностранное, протягивая ветхую охапку пожелтевших конвертов – эти письма доставлять нельзя ни в коем случае, а следует прибить к мачте медным гвоздем и ветер сам растреплет их по назначению.

Я, кажется, знаю, как публиковать стихи. Если не жечь их осенью.

2011
May 
29

всегда все те же ракушки, друзья

обрывок архивной карточки с нарисованной ракушкой и мазком кадмия

Каждую весну я собираю по двору все ракушки прошлого лета, сваливаю их в расписной латанный рюкзак и отволакиваю обратно на берег, в Бухту Барахту или куда еще подальше, укладываю среди камней в дивный фрактальный беспорядок и, довольный, возвращаюсь домой пить какую-нибудь жидкость (люди обожают уйти подальше от моря и пить жидкости, причем явная алогичность этого нас не смущает. (особенно если холодное пиво  (или наоборот чай)))

Чуть позже приезжают друзья, солнце стократно восходит и ночные купания, пылают костры, кто-то сел на мои темные очки, сбегать еще за домашним, на уши надеты таинственые маскарады и пишем несколько неудачных клипов сами-знаете-кого – вдруг тихо, летят журавли и осень. Быстренько все бывает обычно, как-то сразу – никого и полон двор ракушек. В точности тех же, предыдущих, постоянных и вечных.

Каждую весну я.. Интересно, а если я не сложу их в свой расписной мешок, не отнесу к морю, не раскидаю по бухтам – что соберут летом мои друзья? Ничего или все новое?

Не стану и пробовать – мне и так неплохо.

Seahand - Морская Рука Динки и Все Та Же Ракушка

2011
May 
19

на иве супер

Тысячелетняя ивушка рухнула. То есть, она еще зимой почти упала, но какими-то ветками, веревками и лозами уцепилась за окружающий пейзаж и некоторое время делала вид. А сегодня, дождавшись меня (беззаботного и в наушниках) наконец-то окончательно сдалась, загрохотала, бубухнулась и мне еще повезло, что я умею прыгать с места и сразу очень далеко (в критические моменты (меня это всегда выручало на экзаменах)).

Не буду устраивать слезоточивый газенваген, да, было многое, да, с этой ивой связано и то, и сё, и пятое, и десятое, и весь мир вкруг нее крутился, судя по луне и солнцу, судя по друзьям, антеннам и всевозможным птичкам – от малиновки до степного орла.. “Упала и упала” (не знаю, у какой из своих бабушек я научился этой формуле, но спасибо) – вспомню лишь тот самый первый раз, когда я это дерево увидел.

Примерно 91 год, мы с Динкой, оба такие чудовищно живописные и самые умные, приехали в эту несуществующую на карте точку “отдохнуть и несколько раз пообедать” на полдороге между Ялтой и Питером или Питером и Ялтой. Пылим с автобуса, никого, тихо, вечер с одной стороны, море и небо с другой, поодаль дома и ограды. У одного из этих домов старенький-старенький дедушка – залез на лесенку и прилаживает на иве флюгер в виде четырехмоторного зеленого самолета с пропеллерами. Я приостановился за кустами, подождал, пока пропеллеры завертелись на ветру, а дедушка, сопя, слез, уселся на скамеечку и затих – сегодня в этом доме живем мы, сегодня эта ива упала, сегодня сегодня и так каждый день.

Да, полезная информация для моих друзей и примкнувших к ним собутыльников – первую половину дня я пилил, пилил и уволакивал, пилил, пилил и уволакивал, пилил, пилил и уволакивал (и это еще слабо сказано!), а зато ближе к вечеру я сделал на том же месте дерево почти того же размера, только более зеленое, молодое и очень красивое. Верите? Вот и правильно.

2011
May 
14

пугало с виньеткой

Я стою и не шевелюсь, стою посреди поля и тщательно притворяюсь пугалом – в моем случае это не слишком сложно. Ну да, я же люблю застрявать и подолгу пялиться в одну, лежащую на горизонте, точку, а одежда и выражение лица у меня самые что ни на есть пугалиные – еще в раннем детстве разглядывая инкунабулу.. Гримуар.. Большую книгу про Козла Мефодия, я решил, что, когда вырасту, козлом не стану. Но огород-то охранять нужно, верно? Вот и пришлось вместо двубортного пиджака, скафандра, кителя или платья с блестками наряжаться в рваные джинсы и широкополые сомбреры – такая у нашей профессии спецодежда, никуда из неё не деться. Брыськот.

Я стою в центре холмового склона и смотрю куда-то в неясное море, вокруг меня грядки, клумбы, а сверху нагромождены несколько этажей облаков в которых угрожающе мелькают птички. Да, кроме грядок меня окружают города и дороги, по которым из домов в дома ходят, весело смеясь, мои друзья, а также молчаливые животные и просто прохожие – все они меня не видят, как не видят фонарные столбы, охотящихся котов, солнце и неумолимое время бежит незаметно, капля по капле льет слепой и безразличный дождик, что радует, потому что естественный весенний полив – залог хорошего урожая.

Но видят ли меня птицы? И если нет – кого я пугаю?

 

2011
Apr 
14

тихая жизнь с интерьером

Когда-то в прошлом веке, в детсадовском раю, в эпоху уродливых вещей, в очередном гриппе.. Случилось однажды у меня сильное и всепоглощающее чувство – я влюбился в Дюймовочку. Не в литературный образ, не в идею, а во вполне материальную, земную пластмассовую нимфетку, сидящую внутри жужжащего бело-желтого цветка (тоже пластикового и не Фаберже). Я её жужукал – нажмешь на сизо-голубой корявый рычаг, цветок крутнется вокруг себя несколько раз и научно-техническая центробежная сила раскроет нежные полистирольные лепестки. Внутри была она – маленькая, еле различимая, краденая в детском саду девочка.. И всё – лепестки закрыты, свидание окончено (страдательное причастие) – нужно жужукать дальше.

(А у нас тут расцвели нарциссы – бело-желтые, оранжево-золотистые, просто белые и мой любимый реактивный  Jet Fire. А у нас тут появились бабочки, причем уже не только ночные мохнатые зверюги, одетые как на полюс, а и совсем нежные летние капустницы. У нас весна и мир предметов уходит на чердак, на лето, а тот, кто понимает это – в глазах поэтов не дурак)

бесконечный нарциссизьм

О чем я? Ах да, о сексе.. Закончилась та порочная страсть так же, как и предшествовавшая ей любовь к трем грузовикам, моя жизнь с медведиками и совсем уж давняя разбитая погремушка – надоевшая и постоянно заедающая коробочка с навсегда закрывшимся, лишенным нескольких лепестков лилейником отправилась в те ящики и шкафы, где недоделанные корабли в сухой гавани, бескрылые самолеты с тщательно проработанным внутренним миром – пилотом, крымские камни какого-то гипотетического лета и высыпавшие весь свой смысл шишки кипарисов  прилагаются к ним.

Там, именно там, а не в Библиотеке Конгресса хранится весь вещный мир человечества – и недособранные по весёлым причинам гербарии, и улицы недоклеенных немецких городов, и какие-то уже не идентифицируемые бабочки на ржавых булавках, удочка, купленная из самых благих, но не оправдавшихся намерений, множество колес от разных велосипедов и всё остальное, которое бесконечно и непознаваемо.

p.s. Болваны, полагающие Набокова педофилом и эротоманом – мои персональные враги. Как сторож в парке.

 

2011
Mar 
31

во избегание единорогов

Я никогда не встречал единорогов, даже не оказывался поблизости от места встречи, даже в один день не попадал. Как мне удавалось? Да очень просто – я двигался с той же скоростью и тем же курсом, что и эти мифические чудища, но начал свой путь чуть в стороне и слегка замешкался на старте. Никаким другим способом мне бы их не избежать – рано или поздно либо ты догоняешь, либо они тебя, или же в самый неподходящий момент единорог объявляется из придорожных кустиков и неторопливо переходит в противоположные придорожные кустики, даже не потрудившись притвориться лошадем. Второй вопрос – зачем их избегать? А чтобы любить, верить и не нарваться на Три Причины Избегать Единорогов:

1. Неправильный Единорог – самый распространенный и наименее болезненный случай, ошибка на грани обознатушки. Из-за угла мироздания высовывается сияющий рог, дивный нос, загадочный глаз и.. И еще один рог, то есть ерунда, то есть опять столкнулся с каким-то неторопливым козлярой на повороте. А ещё случается, что бык, прободая тореадора, ломает один рог. Это, формально, действительно единорог, но неформально это существо называется “облом” – ничего страшного, но настроение не улучшает. Худшее, что может встретится в этой первой категории – осел или свинюка в парике с приклеенной ко лбу морковкой.

2. Неправильный Я – разве кому-нибудь захочется вдруг оказаться не кем-нибудь, а кем-нибудь другим? Допустим, сижу я, весь такой брутальный хрипло-небритый мачо в сомбрере и с мочетой, сижу и квашу шестидесятиградусную Кашасу с такими же разбойными нападающими друзьями в Очень Дремучем лесу. Шум, бум, бам, дам, дым хоть два ведра по бокам вешай, кучеряво всё и заливистые за воротник свисты. И в этот момент, не найдя другого, поскромнее, из Очень Дремучего леса выходит единорог, подходит ко мне (всему такому разбухабисто-маскулинному) и нежно кладёт мне на колени свою однорогую мордашку. А?! Вообразили? Всё вообразили – и немую сцену, и естественный до неприличия вопрос резво протрезвевших (начитанных рыцарских романов) разбойничков? Вот потому-то пусть единороги ходят лесом, но чуть в стороне и со сдвигом по фазе – обойдемся без открытий чудных.

3. Неправильное Всё, ну всё вообще – это самая страшная опасность, таящаяся в единорогой встрече. Случается обыкновенно ранним туманным утром у стен полуразвалившейся архитектуры, увитой декоративными сортами мхов и покрытосеменных цветочков. Река ещё бывает. Идёшь, весь задумчивый и неясный, щиплешь лютню (или что там под руку подвернулось), носки мокры от блистающих рос, в кудрях, понятное дело, ветерок заплетает туманные пряди, сквозь туман воссияют лучи предвещая чего-то, в противоположности неясно темнеет всё тот же Очень Дремучий лес. Ну и с неотвратимостью трамвая – Дева Юная на каменной резной скамье, птички вкруг вьются, напевает что-то бездиезное, но искреннее и чешет за рогом.. Одним словом, единорог тоже тут как тут.
И оказывается, что вся эта красотища ничего, кроме усталой оскомины уже несколько средних веков не вызывает, что хочется не сырости и руин, а чаю бы с ромом бы и повторить, что дева тоже отнюдь не в восторге от романтичного сидения на мокрой каменной скамье и сквозь нежную юную кожу все явственнее проступает тлен, полынная горечь тумана опутывает ноги грибницей смутных теней греховных помыслов и черный Очень Дремучий лес прорастает своими корнями и лютню, и душу, и.. Понятно, да? От гламура до готики один шаг, а реальный до полного неправдоподобия единорог лежит себе и довольно всхрапывает во сне, в неуютном и бессмысленном сне, в котором не оказалось места для двух живых и лютни. Ох, сам себя расстроил – пойду вскипячу и заварю, пожалуй, а единорога оставлю спать в этом отсыревшем гобелене…

Да, вот что ещё необходимо добавить – когда всё же удаётся избежать единорогов, на всех дорогах и тропинках вдруг обнаруживаются тучные стада дву(и больше)рогих юбиляров, компанейских попутчиков, общих знакомых, меня, родных и временно близких, дядек с арбузом и просто прохожих на ближайшее пастбище… Ну так вот, козочки выглядят примерно так (и я ни словом не намекаю на античные шалости):

Козя-козя!

p.s. Избегая единорогов – остерегайтесь козлов!

2011
Mar 
19

Кит игрраетт с Бахом

Keith Jarrett “Variations de Goldberg” – Variatio 21

Лично я люблю Баха просто – как женщина, как мать, как весь советский народ как один человек..
Нет, неправильно.

Лично я люблю Баха сложно – мне транспонируют трижды умудренные абберации партитурного фортиссима контрапунктирующего додекафонический герметизьм синусоидальной сексуальности орфического трам-пам-пама басового ключа от пианины..
Нет, снова вру.

Keith Jarrett “Variations de Goldberg” – Variatio 29

Бах, я люблю тебя

Соки, пиво, водка, табак - я люблю тебя, товарищ Бах!

Лично я люблю Баха привычно, как любят, например, дедушку, особенно если этот дедушка так мил, что дарит железную дорогу на Рождество, а потом летом у него дом, лес, река и пасека.
Вот, это уже ближе, но все равно не совсем – дедушки, даже самые с мотоциклом, даже самые с ночными удочками, даже с ружьем – это такие же внуки предыдущих дедушек, просто устаревшей модели. Они чихают, смешно при этом пукают, у них случаются запои и наоборот – очки теряются и нужно привязывать проволокой все на свете, крыша протекает, на улице дождь, на улице погода, лупят молнии, деревья вырывает со скворешниками, река встает черным дыбом и обрушивает берег, смывая всю эту чушь, заскорузлое кладбище, тракторный двор и сельмаг, тонны воды с акварелью, тише, тише и мир создан, мир виден нов и чист, мокр и тут даже коровы надевают смокинги на свои розовые туловища, даже птицы. Последние несколько капель и расходимся, хлопая сиденьями, молча – это ясно, это Бах, он мастак делать всякое новое в семидневный срок. И каждый должен бы – правило подобия.

2011
Mar 
8

для всех возможных тёть

Букетик для всехних мам и тёть

В этом году цикламены, морозник и аихризон. Я не солидарен ни с какими ехидными суфражистками, мне не очень-то хочется шить в Лондоне знамя из женских трусиков, но цветы в этот день дарить я очень привык. И глупо улыбаться.

 

2011
Feb 
26

Теплотехника и Радиовещание

В трубе моей разбитой старой печки
Живут (и это слышно в непогоду)
Два мрачных и занудных резонёра -
Они ведут ученые беседы
О, да, у них крутые разговоры
Такие слышатся кошмарные словечки
(диск-куры-кактусы), что неизбежны беды,
глад, гололёд и поношенье моды

  Но это если ветер с востока -
  Когда же с юга
  Они там в трубе от восторга
  Душат друг друга

  А если с востока немножко
  Но больше с юго-востока
  Они поют, будто кошки
  Шансон водостоков

Советовали мне печник и Ленин
Что щели бы заделать - в самый раз
Да батюшку потолще и со свечкой
Позвать бы, а не потакать исчадьям
Пусть и не ада, пусть всего лишь печки -
Мол, было б лучше преклонить колени
Цементу взять ведро - Христа и Будды ради
Чтоб совершить целительный Намаз...

  Но ведь когда мы пьем с друзьями
  И ветер вертит
  Так славно смеются над нами
  Печные эти

  А если звезды тихи
  и с запада дует травою
  эти печные психи
  что-то даже карибское воют		

Ладно.. 

Восточный ветер противен, но редок -
Куплю им, наверно,
	  от этой напасти таблеток.
2011
Feb 
24

Гадальное что-то

..вспомнил ещё одну детскую игрушку – мы жили в доме, очевидно, театрального профсоюза или что-то такое, все наши соседи либо громко пели, либо ещё громче прыгали. На третьем этаже была квартира концертмейстерши, которая всему этому веселью аккомпанировала на пианине. Не помню, как её звали на самом деле, я пользовался термином “Бабушка Тутанхамона” – пёсик у неё такой был, он нас и познакомил. 

Так, я грязну в лишних подробностях – игрушка, о ней речь. Костяной четырехгранный волчок, что-то типа дрейдла, но без тетраграмматона на гранях. К нему – большая костяная же миска, по бортику которой нарисованы знаки зодиака разных цветов (кажется, красный, черный и (почему-то не белый) синий). Около каждого знака – лунки и цифры. Как в это дело играют – раскручивают в центре миски кубарь, высыпают несколько разноцветных шариков и ждут – куда их верчением и стуканьем о грани забросит, в какие дырочки. Тарахтело это устройство оглушительно, но довольно мелодично, а угадывать, куда влетят шарики было даже интересно.

Осталось ощущение, что было бы веселее, если бы к этому всему прилагались какие-то правила.. Но Бабушке Тутанхамона это досталось от ещё какой-то бабушки уже разбитое, без объяснений (я воображал доску или поле – ведь похоже на рулетку?). Разбитости она подклеила, выварив в молоке, так что я пил чай (двойка, Нечаевский – нельзя пить чай после вываривания миски в молоке – получается чай с этим молоком), так вот, повторяю и не перебивайте – я пил чай без молока, чухал за ухом Тутанхамона и тарахтел вволю (если только никто не приходил орать на фортепьяну или подпрыгивать).

Хочу.

Хочу-хочу!

Хотя нет, не хочу – от мертвой собачки уши, побывавший многими дождями тысячекратно высохший чай? Не. Я – живой.

p.s.


Как известно, растения семейства цикламеновых цветут на морозе
Работникам приусадебных хозяйств следует сдерживать тепло дыхания
Чтобы непроизвольно не помешать цветам совершать их нелегкий подвиг

 

2011
Feb 
21

Трансатлантика

Три мудрых наивных седых идиота
Оделись как в церковь, уселись в корыто
Не приняв в расчет состоянье погоды
(один догадался взять арфу и ноты)
Отплыли от берега в море открытое

три мудреца в одном тазу

Вокруг бушевали и солнце, и тучи
Резвились русалки, подводные лодки
Всплывали и топли, а был еще случай -
Им встретился город, в тумане плывущий
С оркестрами, паром, со смертью в серёдке

Один мудрец свистнул: "Вот это корыто!"
Другой засмеялся: "Да это же мы -
Стоим за железными стенами скрытые,
одеты как в церковь, побриты, умыты.."
А третий промолвил: "С другой стороны.."

Да, третий изрёк: "..все мы там где нет нас -
(он многое пил, но немного не допил -
"где скрипка - там виски, там кок и компас
но я их не вижу при помощи глаз"
(последний Биг-Бен вдалеке тихо пробил))

Атлантика вилась за рамку картины
Господь со святые внимали Маркони
По небу летели на юг цеппелины
курлыча как совы, но более клином
влачили Нептуна усталые кони

За морем поблескивал Факел Свободы
Святого Петра карантинное чудо -
Манхеттена Нижнего светлые своды
Манили, но кровью окрасились воды
Причем треугольной (поскольку Бермуды)

Один мудрец вынул бутылку и пробку
Другой - три стакана (по ихнему "чаши")
А третий (совсем, между прочих, не робкий,
а наоборот) ухмыльнулся в бородку
и возгласил: "За грехи, бль, за наши!" -

За это дурацкое напрочь корыто,
За эту Атлантику, эту планету,
Где столько намешанно, столько налито,
Что можно быть трезвым (хотя бы для виду),
Но быть мудрецом - никакой силы нету!

		Три мудреца в одном тазу
		Пустились по морю в грозу
		Как сливы лепесток