2012
Jul 
9

водные процедуры (и дураки)

Filed under: ах и не я — Tags: — by Andy Nechaevsky @ 5:00 pm  

Если, возвращаясь с утренних тыквеных грядок (почетный долг, завитые усы и бантик на трости) я вдруг вижу парящую над антенной чайку (а это почти обязательно – антенны у меня большие, чайки многочисленны, наветрены и парят), так вот, взгляд соскальзывает с проводов и дальше, в море, в (точно так же) небо, дыхание перехватывает этим синим полосатым ветром и вместо очередного удара сердца: “Бултых!”.. Вынырнул, отфыркался, выплюнул водоросли и домой – второй раз можно не умываться.

“А вы сами-то на море ходите?” – спрашивают нас любознательные путешественники. “Нет, простите” – отвечаем, потому что как раз соскальзываем, обрушиваемся, испаряемся, редким дождиком льем на грядки, возвращаясь домой, сразу же завязываем узелки на память, вбиваем гвозди, пишем записки в постоянных заботах и попытках удержаться на суше, на берегу, на краю обрыва. Хотя бы там, где лавочка стоит.

2011
May 
13

пешеходный кабак

Очень хотел сегодня не пойти не покататься на скейте, не заехать на минутку в местное кафе, не поговорить с парнями за кружечкой Мёрфиса.. То есть я люблю Flogging Molly, очень даже тоже темное пиво и к человекам не испытываю враждебных чувств, но наши грунтовки совершенно непригодны для скейтборды – это стоптанные, мягкие, свернутые трубочкой, начиненные ракушками и старыми пулями глинистые блинчики Мебиуса, на которых под небом коровы. Вот сейчас, прямо в эту незаконченную минуту, одна из них бежит, вихляя, мимо моего окна прямиком в туманный обрыв, но в последний момент отворачивает и кувырком скатывается к морю – не корова, дорога. Корова дорога к обеду, приходила к нам коза – ядом плюнула в глаза и мы внезапно страстно увлеклись шелковыми шейными платками. Ди навертела батик грозового небесного цвета, я пробовал разные цвета, но, проснувшись, остановился на золотисто-коричневом – он был в шкафу. Знаете, что такое “горло бредит бритвой”? Так вот – не бредит, нет – всё совсем наоборот! Не бредит, а бреет, немножко одеколонится, наворачивает шелковый шейный платок и, напевая все ту же Flogging Molly идет к морю пить пиво пешком. Dixi.

2011
May 
9

кошачья свадьба Х. Розенкрейца

Если ваш кот одним прекрасным вечером встанет на задние лапы, передними расцарапает небо и весь оглушительно замяучет – согласитесь, это удивительное явление. Когти его удлинятся ввысь и вглубь, укореняясь и ветвясь, расцветая сотнями разных и совершенно неуместных цветов, в сияющей кроне вьются звезды, гнезды, иволги и вороны, хмель и дикий виноград опутывают кошачий хвост, а омела, а пчелы, а луна, застряв в густой зеленой шерсти неизбежно встретится с утренним солнцем и всё загудит, завертится – от края до края неба, моря и дальних дорог, до городов, в которых жители высыпали на улицы, удивленно шушукаются и, прикрыв ладошками веселящиеся глаза, пытаются изучать брачные повадки небесных светил.
Но это если кот – ваш. А если кот соседский, он получит валенком и в следующие разы будет незаметнее.

2011
Apr 
29

сияние над морем

“Сегодня я проснулся, почистил зубки” © и вдруг оказалось, что я всегда знал, издавна помнил об Острове – что лежит он за моим маленьким морем к северу от нашего дома, где-то между Белосарайской косой и птичьим заповедником Седово, лежит себе и не думает просыпаться, а медные шары сияют так, что в ясный день их можно увидеть с моего обрыва (очень редко – и в полночь).

Северное сияние над Азовским морем. Ноябрь 2003 года.

Да, о шарах – огромные такие, яркие баки разных (очень) размеров и хранятся в них звуки – гром весенних гроз, например, в одном из самых больших и старинных. Есть и шары с криками чаек, чпоком шампанских пробок, нашими смехами и даже небольшая, но очень красивая кастрюлька с Кёльнским Концертом Кита Джарретта. Всегда об этом знал, ни на минуту не забывал – с сегодняшнего утра.

А потом, за завтраком (тосты-томаты-кофе-яйцо), открыв утреннюю газету, еще раз удивился – в Остров верилось гораздо сильнее, чем в тупых напыщпыщенных управляющих, жующих на живых людях, чем в многоликих жлобов единственно верных исповеданий, чем в семнадцать миллионов маленьких медуз, свадьбы-разводы, сосули, духовность и постоянный футбол. “А ведь прав был профессор Преображенский!” – воскликнул я, скомкал RSS ленту в журавлика и запустил в окно. За окном, в разрыве цветущего миндаля, в море, сиял Остров – совсем сегодня близкий и тихий (там свои хитрости в звукоизоляции).

Скажете, я всё выдумал? А вот и нет – у тамошнего технического персонала фрачные комбинезоны со множеством кармашков, в каждом из которых единственный, не похожий на соседей камертон. Серебристые тополя… И ещё свекольная икра в обеденный перерыв – разве такое придумаешь?

2011
Apr 
13

оказание неотложных удивлений

Чем замечательны хорошие картины – они никогда не совпадают с памятью о них. То есть на них каждый раз оказывается что-то, чего быть вроде и не должно бы, а что-нибудь, что там точно и всенепременнейше стопудово – куда-то исчезает. Ну, какой бы привести пример.. Пейзаж с Джокондой не совсем то, о чем я.. О! Герника – каждый раз ошарашивает своими маленькими размерами и малофигурностью. “А где же все эти рушащиеся дома, открытые чемоданы на мостовой, старые юнкерсы, бегущая в подворотню дама в растрепанном вечернем платье, мотоцикл, повисший на фонаре из последних сил и несущиеся во все стороны взбесившиеся от ужаса дворовые собаки?” – примерно так удивляюсь я, глядя в очередной раз на это идилическое полотно про лампочку и лошадку. Но стоит отвернуться и за спиной раздаются взрывы совершенно другой картины.
Или вот, иной, но не менее такой же пример – дон Хуан Миро. Внутри закрытого альбома (или каталога выставки), мировские насекомыши с ничиловеческой скоростью лазают со страницы ни страницу, суетятся и зачастую даже запутываются в волокнах бумаги (бумага имеет волокнистую структуру (как вселенная вообще) потому что сделана из тряпок). А теперь, если быстро распахнуть книгу, можно застать абсолютно пустые репродукции с одной-двумя многоножками, полотна, набитые, как маршрутка осенним утром, а самая первая и заглавная буква окажется маленькой девочкой, не успевшей добежать до своей родной страницы. И так далее.

В Бухте Барахте вчера оказались рыбаки, корабль с громкой железякой и пещера в прибрежной скале, в которую мы с Динкой и Чижиком сразу же залезли. И первый в моей жизни Зимородок – уселся на камень перед нами и принялся нырять в море, напевать сквозь зубы (у Зимородков улыбка) негромкие песенки, выныривая с молодыми, серебристыми и, судя по всему, чертовски вкусными рыбками.
А на обратном пути оказались подземные грибы, шарообразные, хрящеватые и пустые внутри, высовывающие на поверхность дыхательное отверстие (настоящие ленинцы поймут о чем речь) – совершенно нездешнее что-то, на ощупь они были похожи на заячье ухо, лысину, ластик и радиоволну.
А уже у самого дома, на обратном пути, вдруг нашлась живописная речка с каменистыми берегами, вся поросшая прошлогодним хмелем и этогодними цветочками – вот не было её там раньше, готов на любой библии присягнуть! Поздним вечером оказалось ещё одно – я, как ни странно, умею пить дешевый итальянский сухарь, трескать гренки и трындеть на темы, одновременно быстренько разбирая до гвоздя, починяя и собирая обратно чижикин цифровик (sic! я сам офигел!), так что в следующие разы можно будет удивления сфотографировать.
Если они окажутся.

2011
Apr 
10

обратный отсчёт начат

В году не так много Великих Праздников, всего четыре – Хелловин, Рождество, День Святого Патрика и День Космонавтики. Если с Хелловином и Святым Патриком всё ясно, Рождество тоже можно легко понять, то почему мы с таким подрывом празднуем День Космонавтики – загадка. Может быть, по мнению антропологов и этнографов это можно объяснить высыхательными явлениями в области асфальтовых поверхностей, прекращением погодного кошмара и прочим солярным мотоциклом, но причем к этому земледелию космонавтика? А может и причём – земледельная Земля является идеальной космической планетой, круглой и в вакууме, так что можно весь год, пья алкоголь, капать несколько капель в Космический Графин, иногда добавлять туда шкурки каких-нибудь сферических апельсинов, а потом, ранним утром 12 апреля вскарабкаться на террикон (или любой другой эверест), взлезть чуть ближе к звездам, откупорить заветную настойки и скрипуче шепнуть: “..маленький шаг для человека..” – мол, “весна наступила и птички весне радуются”.

Objects In Spice

Борт Жестянки, Шумовка и Космическая Стопка

(more…)

2011
Apr 
2

весёлый маскарад

Даже больше, тут целая комедь, понимаешь, дель арте – наряжаюсь со всем тщанием, ничего, ни одной мелочи не пропускаю. Штопаные, но все равно рваные штаны (упасите боги – не джинсы!), грязная курточка, забывшая даже свои худшие времена, бесцветная шапка с таким помпоном, что и последний дурак не напялил бы под страхом торта, сапоги.. Точнее, сапог и половина сапога – почти новые, просто их нужно будет однажды отмыть от этой родной земли.

А за окнами уже шум, уже сияние, уже все сроки прошли – ветер несёт лоскутья тёплого мусора, солнце и одуванчики наконец-то одного цвета и море ревёт не зимним, а новым, симфоническим рёвом и пары кружат, вальсируют своими грядками, кавалеры ведут дам и лопаты, дамы, томно прикрыв глаза платками и кепочками, склоняются в глуубоооком реверансе и садят, садят, САЖАЮТ, ВТЫКАЮТ в планету маленькие и такие будущие растения. Я – к ним!

	сажаю сажаю картошку
	сажаю садю понемножку
	а как посажаю - 
	к ей дорожку топтаю
	и топтаю топтаю дорожку
2011
Mar 
27

смотрители на всё

Ну вот, опять – весна и мы должны снова мыть море, проветривать мусор, раскладывать по берегу красные дырявые камни и морские штуковины, засыпать в часы песок (но не во все, а в электронные – кварцевый) до самой следующей осени. В небе вдруг оказались кучерявые облака, не просто небо – впору пялиться и умиляться, для чего и приедут туристы, вот прямо завтра и начнут приезжать, а в любимой Бухте Барахте до сих пор обрыв изуродованной архитектуры (лестницу смыло штормом и не войти – нужно строить заново). Морока..

spring-boat

Вот спасибо первым цветам и птицам за самостоятельную весеннесть. Их не нужно вытаскивать за голову из земли (я имею ввиду не птиц), они умело кишат, галдят и гадят на своих базарах (а это – не про людей). С камнями, часами и штуковинами всё сложнее.

И не понимаю – который год подряд весна, я видел сотни тысяч цветов, в небе пролетели миллионы птиц, а мне так ни разу не заплатили и отпуск не предвидится. Вернее, всё это будет – и каникулы, и жалованье, но я не тороплю, я очень не прочь и дальше считать ворон, топтать тропинки, разбрасывать камни, коптить облака, переходить поля и строить песочные замки – из того самого песка, что в часах. Туристам на радость.

 

2011
Mar 
4

Эта Земля была нашей

Вчера ночью, после долгих и неаккуратных экспериментов, мне наконец-то удалось присобачить Подозрительное Стекло Ломоносова ко своему старому верному Паломарскому Телескопу. Как я и думал, проблема была в Такой Штуковине, навроде толстой шестеренки, вкрученной слева от Главной Рукоятки (я сам её до смерти боюсь). Не станем вдаваться в сугубые научно-технические подробности, опустим и долгие несколько часов астрономических наблюдений в окно, а перепрыгнем непосредственно к полученным сногсшибательным результатам. 

Итак, примерно в ста метрах к северу от моего дома была обнаружена новая планета! Я решил, что назову её “Эта Земля“, чтобы не путать с Той Землей, ну, с той, с которой я все эти штуки обычно обнаруживаю. Итак, Эта Земля приковала мой взгляд сразу после восхода нашего общего Солнышка, и сделала это по простым и уважительным причинам – она большая, красивая, её видно вооруженным взглядом и она – другая, не эта, а та. То есть, прошу прощения, не та, а эта. Конечно же, я не смог сдержать естественную пытливость и тут же предался всевозможным изысканиям и наблюдениям – заварил чаю покрепче, сделал умное лицо и стал ждать научных результатов. Каковые незамедлили.

(more…)

2011
Mar 
1

Прилагательная физика

Вот две одинаковые базальтовые коробки (их тут нет, но я делаю вид, что их вижу) – одна наполнена урановыми сердечниками от подкалиберных снарядов, вторая – шариками для пинг-понга. Стоят эти две коробки, как вы можете увидеть внутренним взором, на идеально ровном столе из сплава платины с иридием ПИ-14. Не правда ли, впечатляющее зрелище? И обратите внимание – невооруженным взглядом можно определить, в какой коробке шарики, а в какой наоборот. Ведь правда? Ведь правда..

Теперь рассмотрим второй пример – море, как я говорил, замерзло и в этот лёд вмерзли несколько кораблей. Так вот – ещё позавчера эти корабли плыли, летели, парили, вздымались и прочие живые глаголы. А сейчас они торчат и этот торч тоже заметен невооруженным взглядом. Неприятное зрелище – застрявший корабль, хочется пойти и подтолкнуть плечом. То есть хочется, но не очень сильно – я, пожалуй, перетерплю.