2011
Nov 
11

Первый #SKYRIM – статья Глена Марка

смазано сквозь сонное стекло

Сегодня утром, проснувшись новорожденным камчатским крабом, я отчаянно не желал погружаться в океан причинно-следственных связей, вот никак, нет, нет и всё – не уговаривайте. Даже рачком-отшельником: “Дишка!” – булькал я сквозь обломки кораллов, буршпритов и всякий шельфовый ил – “Диш, а Диш! Найди мне стебель бамбука или калькулятор Casio, или пластиковый стаканчик, часы – что угодно мой домик на сегодня”. Непросто выбрать любую штуку из бесконечного супа прибрежных вероятностей,..

…лениво, но день за шторами светился необычайно бело, тихо и ясно, что наконец-то выпал Скайрим. Весь и сразу – как они и выпадают. И еще оказалось, что нет нужды апгрейдить комп, а вот теплые стельки в сапоги – да, очень греют. Собака скрылась. Затем показался крупно шагающий мужчина в меховой шапке; он шел по собачьим и  дамским следам  и  спутал  их  в одну  тропинку своими широкими галошами. Синяя тень треугольником лежит на снегу, пересекая тропинку.

                                                                   Г.Марк

p.s. Моря не видно. Потому, что моря не видно.

(more…)

2011
May 
19

на иве супер

Тысячелетняя ивушка рухнула. То есть, она еще зимой почти упала, но какими-то ветками, веревками и лозами уцепилась за окружающий пейзаж и некоторое время делала вид. А сегодня, дождавшись меня (беззаботного и в наушниках) наконец-то окончательно сдалась, загрохотала, бубухнулась и мне еще повезло, что я умею прыгать с места и сразу очень далеко (в критические моменты (меня это всегда выручало на экзаменах)).

Не буду устраивать слезоточивый газенваген, да, было многое, да, с этой ивой связано и то, и сё, и пятое, и десятое, и весь мир вкруг нее крутился, судя по луне и солнцу, судя по друзьям, антеннам и всевозможным птичкам – от малиновки до степного орла.. “Упала и упала” (не знаю, у какой из своих бабушек я научился этой формуле, но спасибо) – вспомню лишь тот самый первый раз, когда я это дерево увидел.

Примерно 91 год, мы с Динкой, оба такие чудовищно живописные и самые умные, приехали в эту несуществующую на карте точку “отдохнуть и несколько раз пообедать” на полдороге между Ялтой и Питером или Питером и Ялтой. Пылим с автобуса, никого, тихо, вечер с одной стороны, море и небо с другой, поодаль дома и ограды. У одного из этих домов старенький-старенький дедушка – залез на лесенку и прилаживает на иве флюгер в виде четырехмоторного зеленого самолета с пропеллерами. Я приостановился за кустами, подождал, пока пропеллеры завертелись на ветру, а дедушка, сопя, слез, уселся на скамеечку и затих – сегодня в этом доме живем мы, сегодня эта ива упала, сегодня сегодня и так каждый день.

Да, полезная информация для моих друзей и примкнувших к ним собутыльников – первую половину дня я пилил, пилил и уволакивал, пилил, пилил и уволакивал, пилил, пилил и уволакивал (и это еще слабо сказано!), а зато ближе к вечеру я сделал на том же месте дерево почти того же размера, только более зеленое, молодое и очень красивое. Верите? Вот и правильно.

2011
May 
9

кошачья свадьба Х. Розенкрейца

Если ваш кот одним прекрасным вечером встанет на задние лапы, передними расцарапает небо и весь оглушительно замяучет – согласитесь, это удивительное явление. Когти его удлинятся ввысь и вглубь, укореняясь и ветвясь, расцветая сотнями разных и совершенно неуместных цветов, в сияющей кроне вьются звезды, гнезды, иволги и вороны, хмель и дикий виноград опутывают кошачий хвост, а омела, а пчелы, а луна, застряв в густой зеленой шерсти неизбежно встретится с утренним солнцем и всё загудит, завертится – от края до края неба, моря и дальних дорог, до городов, в которых жители высыпали на улицы, удивленно шушукаются и, прикрыв ладошками веселящиеся глаза, пытаются изучать брачные повадки небесных светил.
Но это если кот – ваш. А если кот соседский, он получит валенком и в следующие разы будет незаметнее.

2011
May 
3

добрые знамения

Сегодня или вчера, не важно, сажали мы с Динкой рассаду озимой бузины или, допустим, вскапывали в землю лопаты для улучшения муравейников (захотелось чего-нибудь социального, но на пасеку нужны дощечки, а жадно). Аграрничали, одним словом, не забывая беседовать о вселенной и вообще – глядеть в небо, изящно опираясь на подвернувшиеся под то, чем опираются, предметы. И каково же было наше удивление..

Нет, ещё не было, а погода, кстати говоря, располагала к неторопливым разговорам, ковырянию грядок и разглядыванию широких морских горизонтов с нанизанными на них кораблями, облаками и птичками. И вдруг видим – одна из птичек оторвалась от горизонта и оказалась Вороном (Corvus Corax), который мчится к нам, размахивая крыльями, ныряя, стараясь увернуться от напрыгивающей на него и оглушительно вопящей Серой Вороны (Corvus Cornix). Перемелькнув через наши взгляды, они сцепились в один скрежещущий ком, рухнули сквозь цветущий абрикос (грохоча железом крыл, звеня и рассыпая искры словно аварийный трамвай) и оказались одной, но совершенно неизвестной нам кованной птицей, сидящей на металлической электрической мистической веточке, чинно, значительно и косясь на нас горящим недобрым добром глазом.

Мы переглянулись (на самом деле мы уже несколько раз переглядывались (потому что любим друг друга), но я не стал об этом упоминать) ещё раз – дивные дела творятся под небесами, невиданные! “Не иначе, как знаменье” – подумал я и заскрипел головой..

Итак, весна, но весна долгая и холодная, луна не видна, новолунье, настольная лампа во втором доме, цифры года при сложении дают нелюбимую японцами смертельную четверку, глаз у птицы ехидного оттенка, но с явным влиянием Апполона, море тихое и мокрое, умирать нам вроде бы рано да и лень, а хмель уже не настолько молод, чтобы его варить.. Кстати да – ведь абрикос цвел, день был редкостно теплый и на пути этой странной птицы жужжали пчелы, а не муравьи, то есть это жужжание плюс металлическая электрическая ветка..

“Динка!” – воскликнул я – “довольно огорода, стану я антенну ставить – явно высказанное повеление небес!”
“И пиво подразумевалось” – понимающе ответила Динка.

Птичья Клетка

Stacked Bird's Cage

 

2011
Mar 
29

источники питания

“Классно, солнышко вышло, музыка играет..” (© Ксюха только что), а вчера в это время великолепные электрики снова ставили столбы, подключали новые провода – все три. А нужно бы четыре – ноль важная цифра в трехфазной сети, по крайней мере в этом случае в розетках не очутились бы проклятые 345 вольт (последнее показание, зафиксированное сгоревшим прибором).

И была весна, крики чаек, соседок, запах первых цветов, горящих трансформаторов, взрывающихся конденсаторов, текущих ручёв, пластмассы, облака над морем, облака синего изоляционного дыма, а я поливал саженцы (три орешника, три киви, две черешни, три яблони, сливу и сколько-то новых лоз винограда), поливал медленно, вдумчиво и неторопливо, чуть ли не засыпая под каждыму будущим деревом от разлитой в воздухе весенней лени, смешанной с электрическим угаром (всегда недолюбливал соседские телевизоры (RIP), но против соседских холодильников (RIP) я ничего не имел). Еще кизил полил, а потом мы отправились в Бухту Барахту и построили новую лестницу на обрыв – большую и неопрятную. Ура!

зы. Новый нормализатор напряжения я куплю, обещаю. А предыдущему поставлю памятник – он спас все компьютеры и защитил холодильник своей сероватой гудящей (с лампочкой) грудью. Бюстом.. Ну, туловищем, по крайней мере.

2011
Feb 
23

Делать Подарки Деревьям

Когда я был маленьким, чуть больше тумбочки, мою лучшую подружку звали Наталочка. Ей пришлось приходиться мне прабабушкой, но это нисколько нам не мешало, тем более, что у неё было громкое радио, старинное домино, телеэкран, наполненный водой и еще уйма всякой всячины, которая накапливается у человека за время жизни (по размерам кучи мусора, разделенным на его интересность можно легко определить настоящий возраст дамы). Итак, мы дружили, гуляли и играли, например в лото (деревянные бочонки с розовыми цифрами и полотняный мешок – самая правильная разновидность).

Но не только. Одна из наших игр называлась никак, да и не считалась игрой, просто я должен был Делать Подарки Деревьям.

Вот, сыграйте сами, научите детей, заинтересуйте коллег:

  1. Сперва, во время прогулок и просто мимоходом, находилось нужное дерево – груша или орех, гораздо реже ива, никогда не тополь. Мы приходили к этому дереву много раз, подолгу, смотрели на него, решали – то ли оно или не то, можно было даже потрогать кору, но никаких фамильярностей. Ну хорошо, допустим, то. Хотя скорее всего опять ошиблись и нужно искать сначала – даже тогда было легко обознаться.
  2. Дальше, дома, в тепле и, понятное дело, уюте, делался предмет, который иначе, как Подарком не назовешь – он был таким блестящим, брякающим, звонким и сложно запутанным, что и без коробки с ленточкой было видно – это Подарок, ничем другим это быть не может. Использовалось содержимое бабушкиной красной шкатулки с шитьем (стекляные пуговицы, булавки, кнопки, бусины и бисер), но и брякающими штуками, стянутыми у других взрослых, мы не брезговали (я несу ответственность за тот самый пропавший ключ от фортепиано, метрономный грузик, моток трансформаторной проволоки из радио, брелоки и пистолетный патрон (никому не посоветую, оно того не стоит)). Главное – никаких игрушек, бумажек и прочих глупостей, люди мы были серьезные и в подарках не мелочились.
  3. Дальше все было просто – пойти к уже знакомому дереву, скромно шаркнуть ножкой и поместить готовую путанку в дупло, присыпав трухой и листьями, чтобы оно там и осталось. Можно даже камнем привалить – город потому что; в более пустынных местах и на ветку повесить хватило бы. После можно всё – лазать на это дерево, строить на нем дом, украшать его на Рождество канителью – всё. Друзья – с друзей не падают и синяков не набивают.
Время идет медленно, но сильно, все умирают, уезжают, изменяются, забываются, а деревья стоят на тех же местах и ты никогда не один в этом городе – всегда есть к кому пойти, уткнуться, поплакаться или просто молча. Да хотя бы залезть на и выпить бутылку вина – удивленные милиционеры стоят снизу, глазеют на тебя ошарашенно некоторое время и тихо уходят – не их место. Случается, конечно Зеленхоз с его вечной страстью укорачивать ветви, но об этом лучше не думать.

p.s. А забавно, должно быть, это выглядит со стороны: “Мелькание.. мельтешение.. выскочил мальчик.. вот опять.. что-то положил в.. прибежал с двумя и вином.. прискакал плакать.. выпрыгнул с девушкой.. мелькание.. седой и с тростью.. долго нет.. мелькание..”

2011
Feb 
19

Закущенный роялизм

Вот каждый день, каждое утро, проснувшись и подстригая живую изгородь, я натыкаюсь на это безобразие – ладно бы рояль, ладно бы два, но эти понатыканные на каждую ветку цимбалы, гитары и, не побоюсь этого слова, треугольники?! Сыплющиеся из-под ножниц во все стороны кёльнские концерты, брамс-ту-ту-ту-ты и фуги (фуга бывает редко, это если в кустарнике застрял орган домского забора, соседне-домского, там Бах (потому что пъет много (или это должен был быть Вакх?))

Не знаю, не знаю, что делать – то ли расслабиться и попробовать получать ото всего этого эстетическое удовольствие, то ли подстригать изгородь реже? Но если реже, я уже завтра весь зарасту самшитом и этим.. Не помню, такие мелкие кожистые листочки с буквами, покрытые воском и светятся ночью, но я же не вижу! Я же не вижу – у меня завязаны глаза, в одной руке огромные садовые ножницы, а в другой – что-то мне иногда непонятное и другое.

Была мысль проснуться, открыть глаза, взглянуть на весь этот ландшафтный казус холодным и незамутненным взглядом, но. Но есть но и это но наглядно – соседка тётя Фима попробовала так взвешивать рыбу и вообще, завернулась в простыню, взяла весы и сняла повязку с глаз. С той поры мы с ней не здороваемся. Вот никто и никогда – глазки уж больно противные, даже видеть их больно.

За сим остаюсь весь частично ваш
               Andy The Shrubber