2011
May 
31

листья на ветер

Всем известно, что письма доставлять нельзя – если вам втретился старый, поросший водорослями и ракушками парусник, если с него спустили шлюпку, она, качаясь, подходит и вам уже заранее известно, что на веслах четыре улыбчивых скелета, а на руле – пятый, в остатках неузнаваемой капитанской формы фуражки и хриплым голосом каркает что-то иностранное, протягивая ветхую охапку пожелтевших конвертов – эти письма доставлять нельзя ни в коем случае, а следует прибить к мачте медным гвоздем и ветер сам растреплет их по назначению.

Я, кажется, знаю, как публиковать стихи. Если не жечь их осенью.

2011
May 
29

всегда все те же ракушки, друзья

обрывок архивной карточки с нарисованной ракушкой и мазком кадмия

Каждую весну я собираю по двору все ракушки прошлого лета, сваливаю их в расписной латанный рюкзак и отволакиваю обратно на берег, в Бухту Барахту или куда еще подальше, укладываю среди камней в дивный фрактальный беспорядок и, довольный, возвращаюсь домой пить какую-нибудь жидкость (люди обожают уйти подальше от моря и пить жидкости, причем явная алогичность этого нас не смущает. (особенно если холодное пиво  (или наоборот чай)))

Чуть позже приезжают друзья, солнце стократно восходит и ночные купания, пылают костры, кто-то сел на мои темные очки, сбегать еще за домашним, на уши надеты таинственые маскарады и пишем несколько неудачных клипов сами-знаете-кого – вдруг тихо, летят журавли и осень. Быстренько все бывает обычно, как-то сразу – никого и полон двор ракушек. В точности тех же, предыдущих, постоянных и вечных.

Каждую весну я.. Интересно, а если я не сложу их в свой расписной мешок, не отнесу к морю, не раскидаю по бухтам – что соберут летом мои друзья? Ничего или все новое?

Не стану и пробовать – мне и так неплохо.

Seahand - Морская Рука Динки и Все Та Же Ракушка

2011
May 
28

ген похуизма

Раньше это называлось не ген, а “genius”, “гений”, если же спьяну все бутылки на одно лицо, то “gin”, “джин” – дух, помогающий объекту эксперимента проявлять ничилавеческие полотенции к нахождению выхода из стандартного тестового лабиринта или же, в простейшем случае, банана.

Итак, нашим британским ученым удалось выделить Ген Похуизма, отвечающий за легкое танцующее отношение к собственному  разношенному Микрокосму, Жизни, Вселенной  и вообще не важно. Выглядит эта мистическая зверушка не банальным штопором аминокислот, а см. фиг. 1 ниже:

тарантелло, гений похуизма

Фигура 1

Как мы видим, Ген Похуизма является разноглазой велосипедазой, очерченной квазиповторяющейся послеследовательностью неких объектиков неясного назначения и оснащенной хитровыгнутым псевдоклювием, предназначенным для латания отверстий в прокомпостированных участках внутреннего мира поциента. Легкость, изящество туловища и длиннющая шея характеризуют что-то там как нельзя как можно лучше, учитывая окошковидный переплет в геометрическом боку и перманентно разнообразный взгляд. Миленький, да?

p.s. Несколько дней назад я написал хорошее стихотворение. Потом еще одно, нечаянно встал пред почти ровным зеркалом, нахмурил треуголку, увенчал высокое чело и услышал донесшиеся из прихожей колесные позвякивания, клювные постукивания, скрип двери и грустный вздох – то уезжал навсегда мой Гений Похуизма. Смешно – каждый раз это повторяется, год за годом он пытается сбежать от принявшего меня всерьез меня и никак не запомнит, глупое животное – ЗА ДВЕРЬЮ ВИСИТ ЛОВУШКА ДУХОВ! Фиг. два!

ловушка духов

Фигура 2

2011
May 
24

протокольчик

Filed under: стихи — by Andy Nechaevsky @ 9:55 am  

 

- Кто вечером трезвый, а утром пьяный?
- Я, в темноте за оконной рамой.
- Чем же ты пьян, если раннее утро?
- Ночи вчерашней улыбкой мудрой.
- Не улыбкой - бутылкой, не ночи - мадеры -
   если уж врешь, то хотя бы знай меру!
- Не улыбкой, не ночи, утро рабочее,
   автобус проехал. Все просто очень.
   Все просто очень, всегда одинаково..

...уронил голову на подоконник, заплакал -
   на улице шелестели листья, сияли стекла,
   а в недопитом стакане роза сухая мокла.

 

2011
May 
21

дождь наполнил тюльпан

Filed under: стихи — by Andy Nechaevsky @ 11:36 pm  

 

 дождь наполнил тюльпан до краёв, 
 я попробовал - вкусно и странно
 описать бы, но пьяные бабочки слов
 кружат всё на земле кувыркаться готов
 или петь от тюльпана стакана

 встать на голову выше указанный дождь
 рухнуть в грязь воробьем или свином
 ты увидишь меня если выйдешь - найдешь
 я хоть я, но слегка на себя не похож -
 винен я - будь, пожалуйста, винна

 поцелуй для меня тьму окна перед сном
 этот холод - весна, эти буквы смешно
 вьются мошками капель, стекают на дно
 двух стаканов - 
            я пьян, как тюльпан. 
                             мы вдвоем.

 

2011
May 
19

на иве супер

Тысячелетняя ивушка рухнула. То есть, она еще зимой почти упала, но какими-то ветками, веревками и лозами уцепилась за окружающий пейзаж и некоторое время делала вид. А сегодня, дождавшись меня (беззаботного и в наушниках) наконец-то окончательно сдалась, загрохотала, бубухнулась и мне еще повезло, что я умею прыгать с места и сразу очень далеко (в критические моменты (меня это всегда выручало на экзаменах)).

Не буду устраивать слезоточивый газенваген, да, было многое, да, с этой ивой связано и то, и сё, и пятое, и десятое, и весь мир вкруг нее крутился, судя по луне и солнцу, судя по друзьям, антеннам и всевозможным птичкам – от малиновки до степного орла.. “Упала и упала” (не знаю, у какой из своих бабушек я научился этой формуле, но спасибо) – вспомню лишь тот самый первый раз, когда я это дерево увидел.

Примерно 91 год, мы с Динкой, оба такие чудовищно живописные и самые умные, приехали в эту несуществующую на карте точку “отдохнуть и несколько раз пообедать” на полдороге между Ялтой и Питером или Питером и Ялтой. Пылим с автобуса, никого, тихо, вечер с одной стороны, море и небо с другой, поодаль дома и ограды. У одного из этих домов старенький-старенький дедушка – залез на лесенку и прилаживает на иве флюгер в виде четырехмоторного зеленого самолета с пропеллерами. Я приостановился за кустами, подождал, пока пропеллеры завертелись на ветру, а дедушка, сопя, слез, уселся на скамеечку и затих – сегодня в этом доме живем мы, сегодня эта ива упала, сегодня сегодня и так каждый день.

Да, полезная информация для моих друзей и примкнувших к ним собутыльников – первую половину дня я пилил, пилил и уволакивал, пилил, пилил и уволакивал, пилил, пилил и уволакивал (и это еще слабо сказано!), а зато ближе к вечеру я сделал на том же месте дерево почти того же размера, только более зеленое, молодое и очень красивое. Верите? Вот и правильно.

2011
May 
18

жизнь кораблева

Говорят, их строят в сухопутных доках, на огромных верфях, но ведь и про людей рассказывают аптечные истории, полные аистов, капусты и глубокомысленных умолчаний, мол, “вырастешь – сам поймешь”. Ну ладно, хорошо – я вырос, но откуда в море столько кораблей мне яснее не стало. Они плавают (а говорят, что ходят) – чаще одинокие, реже парами, утыкаются друг в дружку кабестанами нактоузов и обрасопленными до шканцев рындами, о чем-то воркуют и перемигиваются телеграфом после первой же склянки адмиральского чая, танцуют медленные и сложные галсы, неловко наступая на траверсы и путаясь в склонениях астролябиями. Это любовь?

Кораблиная Любова

Make Love, Shippies!

Может и нет, может и на верфях строят, но я своими глазами, вооруженными попеременно биноклем и фоторужьем, наблюдал гневную мамашу Сейнер, окруженную выводком малолетних рыбацких лодочек, гордо шествующую вдоль берега (по морскому суша – белое пятно на лоции) навстречу изрядно нагрузившемуся папаше Сейнеру (более массивный, грязный и шатается). Если этой сцене не предшествовала романтическая страсть, то Сейнерам не позавидуешь – не жизнь, а путина с элементами каботажной навигации.

Мадам Сейнер с лодочками

Мадам Сейнер с лодочками

..а потом смерть. Кто видел, как умирают корабли? Я не имею ввиду шквал, удар боковой волны, разлом корпуса и крики людей, неслышимые за ревом стихии – это как раз дело обычное и желающие поглазеть могут просто проведать меня осенью, во время ноябрьских штормов. Нет, я не о гибели – а как корабли умирают, дожив свою жизнь до благородной старости, в кругу друзей, коллег-кораблей, родных и не очень, санитарных инспекторов, агентов, лоцманов и службы радиоконтроля? Этот момент покрыть столь же густым туманом (в тумане гудки), как и рождение – корабль медленно, почти незаметно, опускается на дно, просто устав бороться с притяжением, просто устав. Спать. Вне ветра, вне волн, спокойно и тихо, не старея.. Там на дне шагу ступить негде – сплошные спящие корабли да киты, глазеющие на них. (когда киты не помещаются, они выбрасываются на берег)

RIP SHIP

RIP SHIP

2011
May 
17

неоромантика

Наступать на камни, а не на лунный свет, отличать глубокие тени от глубоких ям, замечать черные ветки на фоне черного неба и не расплескать свой бокал вина – вот что должен уметь современный хипстер, решивший провести очередное весеннее полнолуние с любимой в дремучем лесу. Оставаться галантным и куртуазным, падая в колючий куст (и не расплескать), не стучать зубами, слушая трели соловьев, лягушек и каких-то непонятных тварюк, тактично шаркать ножкой, подавать руку, не забывая положить на ладонь шелковый платок – белый платок, все цвета в полнолуние белые, так что фрак или визитка более, чем уместны (тельняшка тоже ничего). Зачем такие сложности? – Чтобы вернуться домой, поставить запотевшие бокалы в сервант, уложить зазябшую любимую в кровать, а самому усесться за компьютер и написать эту историю в свой блог, в свой твиттер и, желательно, фейсбук.

2011
May 
16

фото смерти в пейзаже

Наконец-то удалось подловить Смерть, проходившего ночью мимо моего дома и дальше – в обрыв, в кручи, где сперва лягушки, а потом и вовсе море. Сразу хочу поделиться техническими подробностями – фотографируя Смерть, необходимо полностью открыть диафрагму (и в фотоаппарате тоже), запастись бесконечной выдержкой и, крадясь, забегая вперед, держа Смерть в визире просто ждать вспышки молнии – обычная фотовспышка для такого рода снимков слегка неприлична. Да, ещё: объектив желательно взять похуже, можно даже с пластмассовой оптикой – всё равно его придется выбрасывать. Утром.
Пастырь Косарь Смерть и Его Пёсик

Пастырь Косарь Смерть и Его Пёсик

Что можно сказать о Смерти, исходя из этой фотографии, всех предыдущих неудавшихся снимков и коллективного опыта нашего забавного человечества? А что угодно можно – например, что Смерть не тётенька, а дяденька уже давно и прочно знают все люди доброй воли, а вот факт, что этот дяденька не костяк из анатомического театра, а вполне крепкий мрачноватый мужик – пастырь и косарь (другое написание: “кесарь”) в постоянном расцвете хозяйственных сил, известен лишь немногим мистикам (см. напр. Edgar Allan Poe “The Mask of the Redneck Death” – согласитесь, что это прямое указание на мясистость и сермяжную приземленность Смерти. И пиво он любит).

Второе заблуждение, разделяемое даже такими монстрами смертеведения, как Пабло Пикассо – это кавалеризьм Смерти, просто конский или дансмакабрически-скелетонистый. Нет, ну нет у Смерти лошадки! Собака у него – черный, как отсутствие ночи, Коцитский Овчар (без ушей), загоняющий души, находящий раненых и их последнюю надежду, воющий по покойнику первым (а потом уж вся округа завывается). Вы слышали вой по покойнику? Он был похож на ржание? То-то!

Третье (оно же частично и первое) – лицо, вернее его отсутствие, изображаемое как оскал обезличенного черепа. Я много раз пытался взглянуть Смерти в лицо, сделать портрет и повесить в рамочке из фольги и мух в самом красном углу моей простонародной хаты. Но нет – если у Войны не детское лицо, то у Смерти его просто нет. С какой бы стороны я не подбегал, не падал, спотыкаясь, не прыгал в пропасть или не травился газом, Смерть всегда одинаково неторопливо уходил от меня – в обрыв, в кручи – где сперва лягушки, а потом, очевидно, море.

2011
May 
14

пугало с виньеткой

Я стою и не шевелюсь, стою посреди поля и тщательно притворяюсь пугалом – в моем случае это не слишком сложно. Ну да, я же люблю застрявать и подолгу пялиться в одну, лежащую на горизонте, точку, а одежда и выражение лица у меня самые что ни на есть пугалиные – еще в раннем детстве разглядывая инкунабулу.. Гримуар.. Большую книгу про Козла Мефодия, я решил, что, когда вырасту, козлом не стану. Но огород-то охранять нужно, верно? Вот и пришлось вместо двубортного пиджака, скафандра, кителя или платья с блестками наряжаться в рваные джинсы и широкополые сомбреры – такая у нашей профессии спецодежда, никуда из неё не деться. Брыськот.

Я стою в центре холмового склона и смотрю куда-то в неясное море, вокруг меня грядки, клумбы, а сверху нагромождены несколько этажей облаков в которых угрожающе мелькают птички. Да, кроме грядок меня окружают города и дороги, по которым из домов в дома ходят, весело смеясь, мои друзья, а также молчаливые животные и просто прохожие – все они меня не видят, как не видят фонарные столбы, охотящихся котов, солнце и неумолимое время бежит незаметно, капля по капле льет слепой и безразличный дождик, что радует, потому что естественный весенний полив – залог хорошего урожая.

Но видят ли меня птицы? И если нет – кого я пугаю?

 

2011
May 
13

пешеходный кабак

Очень хотел сегодня не пойти не покататься на скейте, не заехать на минутку в местное кафе, не поговорить с парнями за кружечкой Мёрфиса.. То есть я люблю Flogging Molly, очень даже тоже темное пиво и к человекам не испытываю враждебных чувств, но наши грунтовки совершенно непригодны для скейтборды – это стоптанные, мягкие, свернутые трубочкой, начиненные ракушками и старыми пулями глинистые блинчики Мебиуса, на которых под небом коровы. Вот сейчас, прямо в эту незаконченную минуту, одна из них бежит, вихляя, мимо моего окна прямиком в туманный обрыв, но в последний момент отворачивает и кувырком скатывается к морю – не корова, дорога. Корова дорога к обеду, приходила к нам коза – ядом плюнула в глаза и мы внезапно страстно увлеклись шелковыми шейными платками. Ди навертела батик грозового небесного цвета, я пробовал разные цвета, но, проснувшись, остановился на золотисто-коричневом – он был в шкафу. Знаете, что такое “горло бредит бритвой”? Так вот – не бредит, нет – всё совсем наоборот! Не бредит, а бреет, немножко одеколонится, наворачивает шелковый шейный платок и, напевая все ту же Flogging Molly идет к морю пить пиво пешком. Dixi.