2011
Feb 
24

Дурак В Стране Сплошных Кларенсов

Ура, сегодня я глупее, чем вчера – долго глядел в окно, после чего заметил: “О, о, окно!”. А вот еще вчера я пялился минут на восемь меньше, прежде чем достиг того же результата – и еще находятся умники, отрицающие наличие прогресса. Ничтошные голупцы – они не видали моего прекрасного окна!

И крутится в голове вот такое (музыкальная пауза):

Kevin Ayers – Clarence In Wonderland

2011
Feb 
23

Делать Подарки Деревьям

Когда я был маленьким, чуть больше тумбочки, мою лучшую подружку звали Наталочка. Ей пришлось приходиться мне прабабушкой, но это нисколько нам не мешало, тем более, что у неё было громкое радио, старинное домино, телеэкран, наполненный водой и еще уйма всякой всячины, которая накапливается у человека за время жизни (по размерам кучи мусора, разделенным на его интересность можно легко определить настоящий возраст дамы). Итак, мы дружили, гуляли и играли, например в лото (деревянные бочонки с розовыми цифрами и полотняный мешок – самая правильная разновидность).

Но не только. Одна из наших игр называлась никак, да и не считалась игрой, просто я должен был Делать Подарки Деревьям.

Вот, сыграйте сами, научите детей, заинтересуйте коллег:

  1. Сперва, во время прогулок и просто мимоходом, находилось нужное дерево – груша или орех, гораздо реже ива, никогда не тополь. Мы приходили к этому дереву много раз, подолгу, смотрели на него, решали – то ли оно или не то, можно было даже потрогать кору, но никаких фамильярностей. Ну хорошо, допустим, то. Хотя скорее всего опять ошиблись и нужно искать сначала – даже тогда было легко обознаться.
  2. Дальше, дома, в тепле и, понятное дело, уюте, делался предмет, который иначе, как Подарком не назовешь – он был таким блестящим, брякающим, звонким и сложно запутанным, что и без коробки с ленточкой было видно – это Подарок, ничем другим это быть не может. Использовалось содержимое бабушкиной красной шкатулки с шитьем (стекляные пуговицы, булавки, кнопки, бусины и бисер), но и брякающими штуками, стянутыми у других взрослых, мы не брезговали (я несу ответственность за тот самый пропавший ключ от фортепиано, метрономный грузик, моток трансформаторной проволоки из радио, брелоки и пистолетный патрон (никому не посоветую, оно того не стоит)). Главное – никаких игрушек, бумажек и прочих глупостей, люди мы были серьезные и в подарках не мелочились.
  3. Дальше все было просто – пойти к уже знакомому дереву, скромно шаркнуть ножкой и поместить готовую путанку в дупло, присыпав трухой и листьями, чтобы оно там и осталось. Можно даже камнем привалить – город потому что; в более пустынных местах и на ветку повесить хватило бы. После можно всё – лазать на это дерево, строить на нем дом, украшать его на Рождество канителью – всё. Друзья – с друзей не падают и синяков не набивают.
Время идет медленно, но сильно, все умирают, уезжают, изменяются, забываются, а деревья стоят на тех же местах и ты никогда не один в этом городе – всегда есть к кому пойти, уткнуться, поплакаться или просто молча. Да хотя бы залезть на и выпить бутылку вина – удивленные милиционеры стоят снизу, глазеют на тебя ошарашенно некоторое время и тихо уходят – не их место. Случается, конечно Зеленхоз с его вечной страстью укорачивать ветви, но об этом лучше не думать.

p.s. А забавно, должно быть, это выглядит со стороны: “Мелькание.. мельтешение.. выскочил мальчик.. вот опять.. что-то положил в.. прибежал с двумя и вином.. прискакал плакать.. выпрыгнул с девушкой.. мелькание.. седой и с тростью.. долго нет.. мелькание..”

2011
Feb 
22

воспрепятствовывание оледенению

Все было холодно и плохо, а теперь будет тепло и хорошо.  Ура. И вот что самое приятное в этом уре – оно весьма рукотворно, рукотворнее некуда. DiY!

sea-saving


Белая угроза с почти севера

Filed under: ах и не я — by Andy Nechaevsky @ 11:57 am  

Чем мне симпатичны мои соседи (помимо прочих римских добродетелей), так это Всеобщим Утренним Разглядыванием Моря В Большие Бинокли. Известные прародители Разглядывания, Эгей и Тристан (слабо отличавшие даже черное от белого) и Ассоль (с её капризами в области оттенков красного), были, по сути, наивными дилетантами в этом великом деле – у них не было Больших Биноклей, собак и они не жили в нашем поселке. Почему должны быть собаки? А они тоже непременно приходят по утрам на обрыв, чинно сидят у ног своих хозяев и тоже глядят в море (с собаками я знаком лучше, с человеческими односельчанами я лишь раскланиваюсь, за ухами не чешу и они отвечают мне взаимностью – не прыгают мне на грудь и не облизывают нос).

Итак, угроза – сегодня утром, выйдя из дому, я заметил, что на обрыве собралась необычно большая и сосредоточенная толпа, внутри которой уставились и глядят в море совсем уж редко виданные у меня на отшибе люди и собаки, глядят серьезно, молча и, насколько можно было судить со спин, осуждающе.

“Нутека-с, нутека-с” – подумал я. Или нет, вот так:”Шо за байда, в натуре?” – тоже нет, не важно, ничего я не подумал, а просто схватил свой Большой Бинокль и побежал сливаться в пароксизьме Всеобщего Разглядывания со своими достойными согражданами.

Лёд. С севера идет лёд, что странно для конца зимы – весь горизонт со стороны Бухты-Барахты белый, а с русской стороны у входа в пролив – ледяные поля. Гадство – если море застынет, весной не искупаешься (оно в этом состоянии твердое и холодное – его трудно пробивать головой, например, ныряя).

И ветер стих. Осталось распоследнее средство – просить Динку пойти к морю и макнуть ладошки в воду. Уже несколько зим это спасало море от замерзания. Это и дезодоранты.

2011
Feb 
21

Чудо зимы о змие

Сильно штормило весь день, мороз и солнце (на любителя). Странно, но не порвало провода – есть электричество и в него можно втыкать всякое уютное оборудование, даже сота есть, чтобы в интернет лазить.

Да, о змие – принесло откуда-то этим ветром банан, он примерз во дворе к камням и второй день меня пугает. Как ни пройду мимо, кажется, что это гремучая змея и что глядит она на меня недобро как-то.

Дорогая моя голова! Если ты читаешь эти строки, подумай, будь так добра – откуда в феврале, на морозе, в наших местах возьмется гремучая змея?

Хотя, с другой стороны – а насколько вероятнее прилетевший по ветру банан?

Трансатлантика

Три мудрых наивных седых идиота
Оделись как в церковь, уселись в корыто
Не приняв в расчет состоянье погоды
(один догадался взять арфу и ноты)
Отплыли от берега в море открытое

три мудреца в одном тазу

Вокруг бушевали и солнце, и тучи
Резвились русалки, подводные лодки
Всплывали и топли, а был еще случай -
Им встретился город, в тумане плывущий
С оркестрами, паром, со смертью в серёдке

Один мудрец свистнул: "Вот это корыто!"
Другой засмеялся: "Да это же мы -
Стоим за железными стенами скрытые,
одеты как в церковь, побриты, умыты.."
А третий промолвил: "С другой стороны.."

Да, третий изрёк: "..все мы там где нет нас -
(он многое пил, но немного не допил -
"где скрипка - там виски, там кок и компас
но я их не вижу при помощи глаз"
(последний Биг-Бен вдалеке тихо пробил))

Атлантика вилась за рамку картины
Господь со святые внимали Маркони
По небу летели на юг цеппелины
курлыча как совы, но более клином
влачили Нептуна усталые кони

За морем поблескивал Факел Свободы
Святого Петра карантинное чудо -
Манхеттена Нижнего светлые своды
Манили, но кровью окрасились воды
Причем треугольной (поскольку Бермуды)

Один мудрец вынул бутылку и пробку
Другой - три стакана (по ихнему "чаши")
А третий (совсем, между прочих, не робкий,
а наоборот) ухмыльнулся в бородку
и возгласил: "За грехи, бль, за наши!" -

За это дурацкое напрочь корыто,
За эту Атлантику, эту планету,
Где столько намешанно, столько налито,
Что можно быть трезвым (хотя бы для виду),
Но быть мудрецом - никакой силы нету!

		Три мудреца в одном тазу
		Пустились по морю в грозу
		Как сливы лепесток
2011
Feb 
19

неподалеку от ноктюрна луна восходит на котурны

Вечер, плавно переходящий в почти совсем уж ночь. За окнами штром, что говорит о том, что не за окнами гораздо тише, темно и слегка дымно. Все стулья почему-то перевернуты вверх ножками, но не бар и не кафе – даже четыре слона изредка делают так на своей черепахе. Под столом, обняв одной рукой ведро с мутной водой, а другой сдавливая горло твердой и непрозрачной бутылки сидит.. Нет, не alcoMYstic, не Эндя или совсем уж не я – назовем его “Наш Герой”, хотя он совсем не наш и уж во всяком возможном случае не герой. Да и негр, наверно.

Вообразили?

Вот и я вообразил – сейчас отберу у него бутылку и что осталось – допью. Под музыку Чарли Хейдена и L.M.O.

Nkosi Sikelel’i Ucrania!

Веганы – прилетельцы с Веги нас пора борщать!

Жить в глуши, на последнем отшибе, на краю моря, зимой – сплошная суета. Именно сюда, на обрыв, строители вывозят свой строительский мусор, юноши привозят девушек слушать громкие сабвуферы, запершись в грязных машинах, жулики приезжают сильно поссориться и что-то зарыть, а фермеры – открыть своих животных и нарезать из них котлет на продажу (отчего они не делают это в центре города у филармонии? А в центре ближайшего города нет филармонии, вот и).

Это я к тому, что только что под забор пришел классический случай мужчины (в ватнике, кепочке, окурок тоже) и предложил мне сколько угодно свиньи. Дал день на размышления – вот я и размышляю. С одной стороны, хорошо, что не мертвого жулика или девушку в машине, с другой – строительский мусор куда интереснее.

Хочу ли я котлет? Не, вот:

	Насколько я хочу котлет?
	Как Гамлет, космос и балет
	или как дед на склоне лет
	в хитон залатаный одет

	поест борща и трепеща
	бежит вприпрыжку в туалет..

	Нет, я не так хочу котлет!

зы. Возьму, пожалуй, килограмм – кровожадность тренировать.

Закущенный роялизм

Вот каждый день, каждое утро, проснувшись и подстригая живую изгородь, я натыкаюсь на это безобразие – ладно бы рояль, ладно бы два, но эти понатыканные на каждую ветку цимбалы, гитары и, не побоюсь этого слова, треугольники?! Сыплющиеся из-под ножниц во все стороны кёльнские концерты, брамс-ту-ту-ту-ты и фуги (фуга бывает редко, это если в кустарнике застрял орган домского забора, соседне-домского, там Бах (потому что пъет много (или это должен был быть Вакх?))

Не знаю, не знаю, что делать – то ли расслабиться и попробовать получать ото всего этого эстетическое удовольствие, то ли подстригать изгородь реже? Но если реже, я уже завтра весь зарасту самшитом и этим.. Не помню, такие мелкие кожистые листочки с буквами, покрытые воском и светятся ночью, но я же не вижу! Я же не вижу – у меня завязаны глаза, в одной руке огромные садовые ножницы, а в другой – что-то мне иногда непонятное и другое.

Была мысль проснуться, открыть глаза, взглянуть на весь этот ландшафтный казус холодным и незамутненным взглядом, но. Но есть но и это но наглядно – соседка тётя Фима попробовала так взвешивать рыбу и вообще, завернулась в простыню, взяла весы и сняла повязку с глаз. С той поры мы с ней не здороваемся. Вот никто и никогда – глазки уж больно противные, даже видеть их больно.

За сим остаюсь весь частично ваш
               Andy The Shrubber
2011
Feb 
18

Будущее наступило, лично я развлекаюсь

..уж не знаю, чем принято забивать гвоздь, по мне так “еще один гвоздь” – окончательный ответ. Проверить это допущение легко, да и недопущение это вовсе:

  • Чем запивают ром? – Еще одним ромом
  • Чем в городе дом заслоняет дом? – Еще и еще одним домом
  • Чем в HTML закрывают тэг? – Еще одним этим же тегом
  • Вот видите дети, поэтому снег и чистят присыпав снегом!

Хм. Даже по моим гибким и очень раздутым меркам – чушь несусветная. То есть они не то, чтобы сильно гибкие – при такой раздутости особо не нагнешься, но если по ним бумкнуть… Все, все, больше не буду!

Миллионы маленьких медуз BBС

SUBJ не дает мне покоя и, очевидно, никогда не даст, но удивительное встречается и не в Англии – только что, вот прямо когда я писал предыдущую джатаку, из-под моего разнообразного стола выполз дождевой червяк.

Он полз целеустремленно, весь блистающий и грязно-розовый, оставляя след и непонятно куда. Непонятно и откуда – февраль месяц, на улице мороз, под столом – сплошные радиолампы и (посмотрю, секунду) трансформаторы.

Это – чудо. Настоящее, увесистое, полноценное, доподлинное государственное чудо и я его вот только что зарыл в горшок с гибискусом. Во избежание.