2012
Feb 
12

Дело Зелёной Черепашки

История эта началась в тусклом свете туманного вечера, а закончилась ясным морозным утром, причем как начало, так и конец её ознаменовались сильнейшей простудой вашего покорного слуги (здрасти), пишущего эти строки. Не знаю, стоит ли сообщать заранее, что раскрыть тайну, с которой мы столкнулись, нам так и не удалось, но, врочем, судите сами.

невразумительные пятна и зеленая черепашка плавает в них

Это был один из тех промозглых ноябрьских вечеров, когда наша маленькая квартира кажется последним островком тепла и уюта, когда мир за окном тонет в извечном тумане, гася один за другим огни своих фонарей, и я обреченно ожидал уже той минуты, когда рука моего великого друга протянется к несессеру, в котором он хранил свои несколько противоестественные лекарства от скуки и пустоты осенних вечеров. Когда. Из понятной предосторожности я сжал эту руку своей же левой рукой и углубился было в книгу, вполне увлеченный талантом автора, как вдруг раздался глухой звонок внизу, у входной двери.

– К вам посетитель, сэр – сказала, входя в комнату я, наша квартирная хозяйка.

Я открыл было рот, чтобы ответить, но мой гениальный друг оказался быстрее:

– Ну так впустите же, впустите его поскорее! Неужели не заметно – я изнываю от этой осени!
– Пожалуй, я сам открою дверь – неожиданно для самого себя вызвался я и вышел из опустевшей комнаты.

На лестнице было темно, но тепло и сухо пахло жухлыми зонтиками, велосипедами и запутавшимися во время газетами, что неожиданно обрадовало меня – звонки не утихали, я, спотыкаясь о выщербленную щебенку поднимался всё выше, минуя одноглазые двери, разбухшие от ваты старых ватников и битников, что-то ярко курящих в тени разбитой лампочки, почтовые ящики, стены вспыхивали и гасли масляным цветом урчащих вдали автомобилей, последняя ступенька и, звякнув забытою связкой ключей, дверь отворилась:

– Вы от кого это? – шамкающий вопросом силуэт, щетина сверху, кисточки по подолу, слабый аромат радиолы.
– Я от себя – честно признался я – от себя и от себя и от себя и…
– Не глупите, милый мой, все от кого-нибудь вне себя, кроме как один я ото всех сразу! – оборвалась нить разговора и в моих руках оказался болтавшийся на ней смятый бумажный сверток. Черепашка.

В комке нескладных прошлогодних кроссвордов пряталась фаянсовая черепашка, зеленая полива, чернь сеточки трещин, в ее глазах читались одни четверки да одни восьмерки, красные буквы на животе ничего не значили и вообще – это была явная подделка, старинная, но от этого лишь обиднее фальшивая. Тишина повисла надо мной, надо всем  огромным залом, можно было бы услышать скрип мыши, грызущей небо, но и мышь затаилась. Что-то прозвенело вдали. Должно быть трамвай. Еще раз. И взмыл занавес.

Я стоял в сиянии прожекторов, разноцветных, но одинаково колючих огней, в бурлящем гуле и назойливом звоне, а еще буксиры иногда рявкали сиреной – порт неподалеку, желтоватые волны несут мимо скучный мусор, негодные газеты, разбухшие ватники, окурки, использованные буквы, но об этом поздно говорить еще раз. Не знаю, долго ли я простоял, вертя в пальцах злополученную черепашку, потом хмыкнул и швырнул её в грязную воду.

Ничего не изменилось.

В горле саднили четные числа, похоже, начиналась простуда и я решил зайти куда-нибудь выпить анисовой. В пустом кафе на набережной обслужить меня было некому, я отправился в какой-то бар, полный рабочих и служащих; когда я вошел, бармен не спрашивая наполнил стакан и сделал мне незаметный знак в сторону двери кухни:

– Вы от кого? А впрочем, и так ясно. Черепашка?
– Да – в стакане оказалась греческая водка пополам с водой.
– Фальшивка? Это вам Дед подсунул? Выкинули? – вопросы сыпались как из итальянца.
– Да. Да. Да. – я устало пил сладкую опалесцирующую анисовку и кивал после каждого глотка.
– Зачем вам это всё?
– …

Я молчал, задумчиво разглядывая узор трещин на кафеле, фаянсовые кофейники в зеленой поливе, косые тени  фонарей на шторах и старый, очевидно забытый поваром несессер. Просто молчал, пил и не задавался вопросом: зачем? Ответ был слишком очевиден, знать его не хотелось. Хотелось переобуться, а лучше сразу в постель и хотя бы на день разболеться, укутав горло колючим шарфом, присланным тещей из деревни и “идеально подходящим для таких случаев”.

– Так зачем? Ведь это опасная штука – да, она красивая, да, может тушить пожары, но вы представляете, что случится, если она попадет не в те руки?
– Да.. – у меня оставался предпоследний глоток – Знаете, я ведь просто ищу жене подарок.
– День рождения? – уточнил въедливый бармен
– Да! И это должна быть именно нефритовая черепашка в золотой уздечке, с необработанным панцирем, с отбитым хвостом и царапиной около правого глаза. Та черепашка, вы понимаете?
– Прекрасно! – он явно получил все необходимые ответы и так и лучился удовлетворением – просто положите круглую сумму в нечетных купюрах в голову Наполеона в холле, а черепашка – вот, берите, она на стойке. Вместо пепельницы и вообще.. Но помните – она может выпить слишком много!

В холле действительно оказалась статуя императора, треуголка накрывала какие-то старые бумажки, даже, пожалуй, пергаменты, четыре буквы пишущей машинки, дрейдл и прочие наивные попытки реставрации – я заплатил, укутался колючим шарфом и только вышел на набережную, как в телефонной будке зазвонил телефон и звонил, и звонил, и…

..вздрогнул, просыпаясь, но мадам Мегрэ уже сняла трубку:
– Алло!. Да. Да. Нет, он сильно простужен. Хорошо, я передам. До свидания.

Мегрэ молчал, собираясь с мыслями – болезнь надоела словно долгий отпуск в скучном пансионе, но горло по-прежнему саднило и просыпаться не хотелось.

– Что там? – буркнул он наконец.
– Звонят с набережной, опять какого-то бедолагу выловили. Говорят, тебе будет интересно. Голый, лишь шарф на шее и зеленая губка в руке.. – мадам Мегрэ на секунду задумалась – Черепашка, кажется. Поедешь?

10 Comments »

1

сделай милость, выздоравливай.
тут никогда не угадаешь, подделка под смерть и бесконечность, или смерть и бесконечность – подделка. по любому, нельзя в грязную воду. достаточно сказать “я не хочу видеть твое лицо. я не хочу с тобой разговаривать”.

Ta Ly @ February 12, 2012 9:27 am

2

ничего такого, никаких смертельных подделок не хочу, не шалю, починяю радио. спасибо за гору бисера – получил на днях, порадовался. на месяцах :)

Andy Nechaevsky @ February 12, 2012 12:18 pm

3

прикольно, что добралась. скорее всего, гора образовалась по пути :-)

Ta Ly @ February 12, 2012 1:14 pm

4

Фух, успокоила. А то я недоумевал – как настолько разные феньки могли уживаться в одном человеке. Фух Ж-)

Andy Nechaevsky @ February 12, 2012 2:43 pm

5

так условиями доставки было же “бери, что хочешь. клади, что хочешь”. я вообще не уверена, что ты получил что-то от меня:-) именно тебе передавались мешочек оранжево-черно-голубой с цветочками по бокам и ракушка с речной жемчужиной посредине. вот интересно, добрались они ли тоже осели где-то

Ta Ly @ February 12, 2012 5:20 pm

6

А теперь внимание, punch line: “Ура, значит, эксперимент удался!” :)))))

Andy Nechaevsky @ February 12, 2012 5:35 pm

7

..только что Динка достала этот мешочек и вывалила на стол (раньше мы в нем копались). Что сказать. В нем еще и каменная черепашка оказалась. Раньше я ее там не находил.

..это помимо мыла и пампончиков от шапки..

Andy Nechaevsky @ February 12, 2012 5:43 pm

8

:-)))) на мыло меня бы точно не хватило. а пампончики от шапки я б зажала :-)
незнакомой, но прекрасной Динке предназначалась брошь из масюпусего бисера с такой же жемчужинкой, как в ракушке. но про брошь я точно знаю, что осела.

Ta Ly @ February 12, 2012 6:15 pm

9

Хмы. Хмы. А не послать ли тебе эту посылку обратно, добавив всякого своего? Чтобы она была ничейная и всехняя, всё время путешествуя?

Andy Nechaevsky @ February 12, 2012 6:47 pm

10

придумай кого-то еще. пусть путешествует. я поулыбаюсь, если как-нибудь на пути ко мне в руки попадет :-)

Ta Ly @ February 12, 2012 9:35 pm

Leave a comment

You must be logged in to post a comment.